Учение Живой ЭтикиМузей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
ИЦ РОССАЗИЯ
Журнал ВОСХОД
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
МАРТ 2017

Актуально



Фото- и медиа-архив


 

«Почитание творческого огня»



«Почитание творческого огня»

08.10.2016 00:30:00
* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

Елена Ивановна и Николай Константинович Рерихи

Фото 2

Наталия Дмитриевна Спирина — бессменный искусствовед-консультант на выставке картин Н.К.Рериха. 1975 г. Спорткомплекс НГУ. Новосибирский Академгородок

Фото 3

Н.К.Рерих. Бэда Проповедник. 1945. Новосибирский государственный художественный музей. Новосибирск


Людмила ОСИНЦЕВА

9 октября —
День рождения Николая Константиновича Рериха —
День Культуры

Елена Ивановна Рерих в письме от 29 мая 1931 года писала: «Н.К.Рерих поместил в свою статью замечательное определение культуры, так он говорит: «Невежественный человек сначала должен стать цивилизованным, потом образованным; став образованным, он становится интеллигентным, затем следует утончённость и сознание синтеза, которое завершается принятием понятия Культуры».

Ни один узкий специалист, как бы ни была высока его специальность, не может назваться носителем культуры. Культура есть синтез, культура, прежде всего, понимает и знает основы бытия и созидания, ибо она есть почитание творческого огня, который есть жизнь. Но кто осознал основы Бытия?»

Приближается День Культуры. Праздник, который должен стать самым значительным на Земле!

Расскажу о своём приобщении к творчеству Николая Константиновича Рериха.

В 1970 году я поступила в Новосибирское культурно-просветительное училище на театрально-режиссёрское отделение (Сейчас — это Новосибирский областной колледж культуры и искусств). И хотя за плечами уже была музыкальная школа, я не представляла, насколько интересно будет здесь учиться. Наверное, благодаря отбору директором Вязанкиным Николаем Петровичем лучших педагогов, что позволило легко учиться и многим потом поступить в Институт Культуры.

 Режиссуру у нас вёл Владимир Александрович Вяткин, дороживший школой Веры Павловны Редлих, выдающегося режиссёра и педагога, ученицы и сторонницы идей К.С. Станиславского, возглавлявшей драматический театр «Красный факел» в 1940−1950-е годы и принёсшей ему славу «Сибирского МХАТа».(Сейчас — это Новосибирский государственный академический драматический театр «Красный факел»).

Сценическую речь вела Екатерина Петровна Куршева — светлая, жизнерадостная, отзывчивая… Мы и не знали, что она прошла всю войну с 235-й Сибирской стрелковой дивизией, в звании сержанта медицинской службы. Однажды кто-то из студентов тяжело заболел, Екатерина Петровна добилась, чтобы его послали на курорт «Озеро Карачи» восстановить здоровье.

Наш любимый преподаватель по ИЗО, прекрасный человек, с большим юмором, — Игорь Григорьевич Тираспольский — учил нас не только пониманию изобразительного искусства, но и художественному оформлению объявлений и плакатов. Думаю, он запомнился всем, у кого преподавал…

Он говорил, что выпускник нашего отделения, должен быть не только актёром, режиссёром-постановщиком спектакля или концерта, но и реквизитором, осветителем сцены, а также должен овладеть качествами педагога, воспитателя, лектора. Знаний было дано много. Игорь Григорьевич готовил с нами литературно-музыкальные композиции, при этом мы учились и сценарии писать, и выступать как чтецы и артисты, и использовать слайды.

И как писал поэт Давид Самойлов:

И это всё в меня запало,
И лишь потом во мне очнулось.

Игорь Григорьевич Тираспольский открыл нам творчество Николая Константиновича Рериха.

С первых дней обучения он, чуть ли не за ручку, повёл нас, зелёных птенцов, в Новосибирскую областную картинную галерею (сейчас — Новосибирский государственный художественный музей). Он рассказывал о художниках, об истории создания картин, учил нас понимать живопись и мыслить...

 Помню, мы останавливались возле каждой картины, отходили на определённое расстояние, и он спрашивал: «Что вы чувствуете?»

Игорь Григорьевич рассказывал о всех членах семьи Рерихов, но теплее всего говорил о Елене Ивановне. Я даже подумала тогда,— как он её любит! И навсегда запомнились слова Николая Константиновича, которые Игорь Григорьевич часто повторял: «Посвящал я книги мои «Елене, жене моей, другине, спутнице, вдохновительнице».

Наверное, он это делал с воспитательной целью, потому что хотелось и для своего спутника стать и «другиней и вдохновительницей».

К сожалению, в те семидесятые годы, мы не удостоились чести встретиться с Наталией Дмитриевной Спириной — известным искусствоведом-консультантом по творчеству Рерихов. Встреча состоялась через много лет, в 1989 году, и я счастлива, что она произошла.

На практику мы все разъехались по районам Новосибирской области.

Игорь Григорьевич наставлял нас: «Когда приедете в Новосибирск, не забывайте посещать Картинную галерею. Вы ещё и не представляете, какие вы счастливые, что живёте в таком городе, где есть подлинные картины Николая Рериха. Ваша главная задача — нести культуру в массы! Всё, что вы получили во время учёбы, щедро дарите вашим самодеятельным артистам, зрителям, слушателям. Полученными знаниями надо делиться со всеми — в этом борьба за Культ Света! Особенно знаниями духовными, полученными от самих Рерихов! Небо спросит за всё, что утаили...»

Сейчас вот думаю о том, что культурно-просветительную работу надо начинать с детских садов и продолжать её всё время обучения в школе, хотя бы факультативно, и приобщать к этому родителей.

19 июня 1933 года Елена Ивановна писала: «Известно, что прекрасные произведения искусства имеют в себе дар целительный, и мы имели немало случаев убедиться в этом. Но, конечно, для таких воздействий нужно иметь сердце и глаз открытые, ибо, как сказано: «Можно стоять в полной тьме перед прекраснейшими произведениями искусства, ибо тьма в нас».

Не устану благодарить всех Учителей, открывших наши глаза и сердца для восприятия Прекрасного!


Яков Полонский
Был вечер; в одежде, измятой ветрами, 
Пустынной тропою шёл Бэда слепой; 
На мальчика он опирался рукой, 
По камням ступая босыми ногами, — 
И было все глухо и дико кругом, 
Одни только сосны росли вековые, 
Одни только скалы торчали седые, 
Косматым и влажным одетые мхом. 
Но мальчик устал; ягод свежих отведать, 
Иль просто слепца он хотел обмануть: 
«Старик! — он сказал, — я пойду отдохнуть; 
А ты, если хочешь, начни проповедать: 
С вершин увидали тебя пастухи... 
Какие-то старцы стоят на дороге... 
Вон жёны с детьми! говори им о Боге, 
О Сыне, распятом за наши грехи». 
И старца лицо просияло мгновенно; 
Как ключ, пробивающий каменный слой, 
Из уст его бледных живою волной 
Высокая речь потекла вдохновенно — 
Без веры таких не бывает речей!.. 
Казалось — слепцу в славе небо являлось; 
Дрожащая к небу рука поднималась, 
И слёзы текли из потухших очей. 
Но вот уж сгорела заря золотая 
И месяца бледный луч в горы проник, 
В ущелье повеяла сырость ночная, 
И вот, проповедуя, слышит старик — 
Зовёт его мальчик, смеясь и толкая: 
«Довольно!.. пойдём!.. Никого уже нет!» 
Замолк грустно старец, главой поникая. 
Но только замолк он — от края до края: 
«Аминь!» — ему грянули камни в ответ.
1841

С Праздником, дорогие друзья!
С Культом Света!

20 сентября 2016 г. Новосибирск, osa52@list.ru


 

 
Мысли на каждый день

Дерзание духа есть начало восхождения.

Мир Огненный, ч.3, 55
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Неслучайно-случайная
статья для Вас: