Учение Живой ЭтикиМузей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
ИЦ РОССАЗИЯ
Журнал ВОСХОД
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
МАРТ 2017

Актуально



Фото- и медиа-архив


 

ИСТОРИЯ ОДНОГО ЗНАМЕНИ МИРА





А.Н.АННЕНКО, г. Абакан

Расскажу об истории Знамени Мира, переданного мною Сибирскому Рериховскому Обществу. Оно было изготовлено в 1934 году в Харбине членами женского Свято-Сергиева Содружества при Доме милосердия, шефство над которым осуществлял Николай Константинович Рерих.

15 апреля 1935 года в Вашингтоне, в присутствии Президента Северо-Американских Соединённых Штатов Франклина Делано Рузвельта, был подписан договор «Об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников» (Пакт Рериха).

Н.К.Рерих находился тогда в экспедиции во Внутренней Монголии. В очерке «Знамя»1 из цикла «Листы дневника», написанном им в этот день, он отмечал: «В Белом Доме сегодня с участием Президента Рузвельта подписывается Пакт. Над нашим байшином2 уже водрузилось Знамя. Во многих странах оно будет развеваться сегодня. Во многих концах мира соберутся друзья и сотрудники в торжественном общении и наметят следующие пути охранения культурных ценностей.

Не устанем твердить, что, кроме государственного признания, нужно деятельное участие общественности. Культурные ценности украшают и возвышают всю жизнь от мала до велика. И потому деятельная забота о них должна быть проявлена всеми».

В тот день, когда Рерих диктовал эти строки своему сотруднику, Александру Моисееву, печатавшему на экспедиционной машинке, с ними в Цаган Куре находился и Николай Васильевич Грамматчиков, впоследствии мой земляк, житель г. Черногорска.

Впервые я услышал о нём в 1976 году на первых Рериховских Чтениях, проходивших в Новосибирске. Для того времени проведение всесоюзной Рериховской конференции было уникальным прорывом в становлении имени и дела Рерихов. Её официальными организаторами выступили Комиссия по востоковедению при Президиуме СО АН СССР, Институт истории, филологии, философии СО АН СССР и Новосибирская картинная галерея. А инициаторами, организаторами, проводившими важную, незримую миру подготовительную работу, выступили члены небольшой группы, руководимой Наталией Дмитриевной Спириной. На Чтениях присутствовал и Павел Фёдорович Беликов.

Открыл первые Рериховские Чтения академик Алексей Павлович Окладников. Конференция проходила в залах картинной галереи. Она собрала практически всех исследователей, кто тогда в Советском Союзе занимался изучением наследия Н.К.Рериха.

Студентка Новосибирского инженерно-строительного института Елена Лосева выступила с докладом под названием «К во­просу о проектировании института востоковедения и музея Н.К.Рериха в Новосибирске». Собравшимся был продемонстрирован макет будущего здания. Нынешний, воплотившийся в реальность Музей отличается от того проекта, но важно отметить, что уже в 1976 году в Советском Союзе, в Сибири, не только мечтали о Музее Н.К.Рериха, но создали проект его воплощения.

В перерыве между заседаниями П.Ф.Беликов показал мне небольшую машинописную книжечку с воспоминаниями о Н.К.Рерихе. Её передала Павлу Фёдоровичу Наталия Дмитриевна Спирина. Вечером на квартире у Наталии Дмитриевны — не­официальном штабе конференции — возник разговор об авторе этих воспоминаний. Их автором был Николай Васильевич Грамматчиков, в 1934–35 годах — житель Харбина. Наталия Дмитриевна высказала предположение, что о его местожительстве может знать её харбинская «содружница» Зинаида Николаевна Чунихина, проживавшая тогда в Черногорске. И действительно, встретившись через некоторое время с Зинаидой Николаевной, я получил от неё адрес Грамматчикова и встретился с ним. (См. о нём: А.Н.Анненко. Последняя экспедиция Н.К.Рериха (1934 – 1935). По воспоминаниям Н.В.Грамматчикова3.)

В дополнение к опубликованному стоит добавить, что Николай Васильевич был сыном Василия Николаевича Грамматчикова (1865 – 1938?), видного представителя мыслящей части харбинского общества. По профессии инженер горных разработок, последние годы жизни он был практически прикован к постели. Поэтому, будучи в Харбине, Николай Константинович и Юрий Николаевич специально приехали на квартиру к Василию Николаевичу, чтобы познакомиться с ним. О той роли, которую он играл в духовной жизни Харбина, об отношении к нему Н.К.Рериха свидетельствует тот факт, что ему, единственному из харбинцев, Николай Константинович посвятил два своих очерка: «Семидесятилетие» и «Славный уход». Они опубликованы в «Листах дневника»4, но их принадлежность в именных указателях в первом случае отнесена к сыну, а во втором вовсе не определена.

В очерке «Семидесятилетие» Н.К.Рерих писал: «Подумать только, быть привязанным к постели, в постоянных страданиях, и при этом сохранять всю тонкость и возвышенность мысли...

Ваш пример для каждого разумного человека является самым убедительным в том, что не о хлебе едином будет жив человек...

Около постели Вашей не есть совет старцев или школа юношества... Большая ценность в том, что Ваша светлая убедительность достигает сердца всех возрастов.

Когда меня спросят, как же даёт дух неистощимую силу и телу, я скажу: побеседуйте с моим другом Грамматчиковым и Вы почувствуете всё значение духовных проникновений... Потому-то я приветствую Ваше семидесятилетие не как обычную выслугу лет, но как необычайную заслугу горения духа на благо человечества...»

Василий Николаевич был одним из тех, благодаря кому в Харбине стало возможным создание общественных организаций, вдохновлённых пребыванием там Н.К.Рериха. Уже в день приезда, как писала местная пресса, Н.К.Рерих «представил собравшимся роль эмиграции. Потом пошла речь о ''Пакте Рериха'', который должен был объединить все страны мира в борьбе за сохранение культурных ценностей»5. Интересны заметки другого журналиста, опубликованные позднее, в сентябре 1935 года: «Сидишь и себе не веришь:

— Рерих! Тот... который один творит свою великую миссию апостола мира...

— Тот, к голосу которого прислушиваются великие страны мира...

— Рерих! Тот, который создал знаменитый Пакт Рериха!..

Николай Рерих гордится тем, что он Русский.

— Мы, русские, гордимся тем, что среди нас есть Николай Рерих»6.

В Харбине возникли женское Свято-Сергиево Содружество и Русский комитет Пакта Рериха. Образовались и группы, изучавшие Агни Йогу. В них входили, в том числе, Зинаида Николаевна Чунихина (1900–1986) и Наталия Дмитриевна Спирина (1911–2004).

Я не раз бывал у Зинаиды Николаевны в г. Черногорске (Краснояркий край), где она жила после переезда в Россию. По мере знакомства передо мной открывался замечательный образ женщины высокой духовности, пронёсшей через всю свою жизнь преданность Высоким Именам. Она родилась 12 марта 1900 года. В годы гражданской войны вместе со своим женихом, офицером белой армии, оказалась на чужбине. Он умер в госпитале от ран, а Зинаида Николаевна вместе с матерью Марией Антоновной обосновалась в Харбине. Зарабатывали на жизнь швейным делом. Духовные поиски привели Зинаиду Николаевну в харбинскую группу, где ей довелось общаться с Б.Н.Абрамовым, А.П.Хейдоком и другими духовидцами центра дальневосточной эмиграции. Там же она познакомилась с Наталией Дмитриевной.

Событием, ставшим для Зинаиды Николаевны незабываемым на всю жизнь, стал приезд в Харбин Николая Константиновича Рериха. Она рассказывала о его посещениях заседаний Содружества. На одном из них Н.К.Рериху были преподнесены два Знамени Мира, которые изготовили и вышили участники Содружества. Можно полагать, что немалую роль в их создании сыграли мать и дочь Чунихины. Одно из них — побывавшее в экспедиции Н.К.Рериха на первом этапе в 1934 году — было привезено Зинаидой Николаевной в СССР. Второе, большего размера, — по моему предположению и было тем Знаменем, которое развевалось 15 апреля 1935 года над байшином, о чём писал Н.К.Рерих в очерке «Знамя».

Замечу, что в этот же день Николай Васильевич Грамматчиков, как он рассказывал мне, на одном из валунов близ Цаган Куре выбил знак Знамени Мира.

Зинаида Николаевна, возвращаясь на Родину, привезла с собой Знамя, книги Живой Этики, произведения Н.К.Рериха. Борис Андреевич Данилов в книге о Б.Н.Абрамове «Весть принесший» писал, что, посоветовавшись с Борисом Николаевичем, он уехал на Родину без книг Учения. Это был пробный шаг. «Жизнь показала, что опасения были напрасны, и можно было взять с собой всё наинужнейшее», — писал он. И всё-таки, как рассказывала Зинаида Николаевна, возвращаясь в Россию, они стремились обезопасить самое ценное. Так, книги Живой Этики и книги Н.К.Рериха, Знамя, подлинные «Листы дневника» Н.К.Рериха и переписанные от руки письма Е.И.Рерих, посылавшиеся в Харбин, были упакованы в ящики с посудой и кухонной утварью.

В Черногорске Зинаида Николаевна хранила самое ценное в небольшом деревянном сундуке. По её признанию, это было самое дорогое из всего, чем она владела. Жила она последние годы одиноко, но не оставалась без поддержки друзей, проживавших в одном с нею городе.

Летом 1979 года к ней приезжала Наталия Дмитриевна Спирина. Один день мы провели с нею в Абакане, а затем я проводил её в Черногорск. Радостно было наблюдать эту встречу. Конечно, местопребывание, сферы деятельности, характеры их разнились. У Зинаиды Николаевны был более ограниченный круг общения, а Наталия Дмитриевна стала той, которую все знают как основателя и бессменного Председателя Сибирского Рерихов­ского Общества. Её вклад в отечественное рериховское движение ещё предстоит оценить в полной мере. В моей памяти они останутся как личности высокой духовности, бережного отношения к Высоким Именам и Понятиям, «содружницы», как они себя называли...

Часть своего архива Зинаида Николаевна передала мне: Знамя Мира, подлинники «Листов дневника», копии писем Е.И.Рерих, некоторые книги Н.К.Рериха. Особо примечательна одна из них — «Цветы Мории». Здесь, на последней странице, автограф: «Дорогому другу Зиночке от её Харбинских содружниц — М.Н., В.Г., В.В. и Е.П. — с самыми светлыми и сердечными мыслями. 24 окт. 1939 г. Харбин». Внизу страницы: «''Страж, помни о доверенном сокровище. Считай: зовы Наши дают знание выше уставов старины''. Листы7». А на одной из первых страниц Зинаида Николаевна написала: «На добрую память Алексею Николаевичу от Зинаиды Николаевны Чунихиной. 17 августа 1977 г.». Эти надписи для меня являются, по известному определению, «живой связью времён».

Эта книга, а также другие переданные мне реликвии постепенно переходят в фонды рериховских организаций. Так, 15 авторских машинописных произведений Н.К.Рериха (в том числе «Восточная легенда») переданы мною в МЦР, 31 очерк подлинных текстов «Листов дневника», посылавшихся Николаем Константиновичем из экспедиции в Харбин, переданы Сибирскому Рериховскому Обществу.

Отмечу, что Знамя, о котором идёт рассказ, побывало со мной в Верхнем Уймоне на Алтае, а также в МЦР, когда я там работал. Интересно, что оно было использовано в качестве образца при изготовлении Знамён для Международного общественного культурного космического проекта «Знамя Мира» — Знамён, побывавших затем на борту орбитальной станции «Мир». Это был замечательный проект!

К сожалению, нельзя не сказать о печальном. Я имею в виду позорный акт, когда в Международном Центре Рерихов решили запатентовать знак Знамени Мира как товарный...

 Знамя Мира, созданное в 1934 году руками просвещённой части русских людей на чужбине, через двадцать лет было привезено на Родину Н.К.Рериха — духовного творца этого Знамени. Когда я встречал заголовки газет «Знамя Мира возвращается в Россию», посвящённые тем или иным вручениям Знамени Мира, то отмечал неточность этих названий. Материальное воплощение многотысячелетнего символа, эстафетой харбинского Русского Комитета Пакта Рериха и Знамени Мира, уже с середины пятидесятых годов находилось в России. А теперь обрело своё постоянное место в Сибирском Рериховском Обществе.

 


1 Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 1. М., 1995. С. 345.
2 Байшин — здание, строение (монг.). Прим. ред.
3 Рериховские Чтения. Материалы конференции 3 – 6 ноября 1997 г. Новосибирск, 2000. С. 342 – 354.
4 Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 1. С. 394; Т. 3. М., 1996. С. 624.
5 Заря. Харбин. 31 мая 1934 г., № 143.
6 В.Эч. Николай Константинович Рерих в Шанхае // Новости дня. Шанхай. 24 сентября 1935 г.
7 Листы Сада Мории. Зов. 25 апреля 1922 г.



Назад в раздел


Новости по теме, смотреть список


Статьи по теме, смотреть список


 

 
Мысли на каждый день

Мы посылаем мысль о добре, о труде, о действии. Не может быть добра без действия. Не будет добра там, где нет труда. Не будет добра, когда нет противодействия злу.

Надземное, § 57
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Неслучайно-случайная
статья для Вас: