Учение Живой ЭтикиМузей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
ИЦ РОССАЗИЯ
Журнал ВОСХОД
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
АПРЕЛЬ 2017

Актуально



Фото- и медиа-архив


 

1940-е. Индия, Кулу. Времена второй мировой войны. Деятельность в поддержку Родины. АРКА. Подготовка передачи наследия.



Н.К. Рерих в Кулу у статуи Гуго Чохана
Н.К. Рерих в Кулу у статуи Гуго Чохана
Н.К. Рерих с сыновьями в Кулу
Н.К. Рерих с сыновьями в Кулу
В гостях в Кулу - Джавахарлал Неру и его дочь Индира
В гостях в Кулу - Джавахарлал Неру и его дочь Индира

После манчжурской экспедиции 1934 — 1935 годов Рерих уже не покидал Индию, начав готовиться к возвращению на Родину. Задача была очень сложная, учитывая, что не должна была сократиться начатая Рерихами культурная и научная работа во многих странах, международное дело Пакта Мира, а отношение СССР ко всем "инакомыслящим" в те годы известно. Противилось контактам с Советским Союзом и британское правительство, которое устанавливало порядки в Индии.

В самой Индии Николай Константинович пользовался огромной популярностью как среди государственных и культурных деятелей, так и среди простого народа. Выставки в различных индийских городах посещало множество людей, музеями приобретались картины. В журналах и газетах появлялись статьи Рериха и публикации о нем. Художественные и научные съезды и конференции посылали приглашения и приветствия. Николай Константинович говорил в письме: «Приходится иногда получать послания с любопытными обращениями вроде «Благословенное Божество», а последний санскритский конгресс в Бенаресе адресовал мне свое обращение «Святому Индии». Так что постоянно приходится улыбаться на такие метафоры».

С началом второй мировой войны оказались затруднены многие дела в мире. Прервались международные связи. Замолкли многочисленные корреспонденты. Работа института «Урусвати», рассчитанная на сотрудничество ученых разных стран, была парализована. В июле 1940 года Николай Константинович констатирует:

«Сперва мы оказались отрезанными от Вены, затем от Праги. Отсеклась Варшава... Постепенно стали трудными сношения с Прибалтикой. Швеция, Дания, Норвегия исчезли из переписки. Замолк Брюгге. Замолчали Белград, Загреб, Италия. Прикончился Париж. Америка оказалась за тридевять земель, и письма если вообще доходили, то плавали через окружные моря и долго гостили в цензуре... Дальний Восток примолк. Из Швейцарии Шауб-Кох еще двадцатого мая просил срочно прислать материалы для его книги. Но и Швейцария уже оказалась заколдованной страной. Всюду нельзя. И на Родину невозможно писать, а оттуда запрашивали о травах. Кто знает, какие письма пропали... Наконец, обнаружилось, что и в самой Индии началась цензура. Оказалось, что цензором в Кулу не кто иной, как местный полицейский. Вполне ли грамотен? Проявил он свой досмотр тем, что по небрежности вложил свою записку в письмо ко мне... Грустно видеть, как события обрубают все ветви работы. И не вырасти новым побегам на старых рубцах. Будет что-то новое, но когда?»

Поскольку в самой Индии сражений не шло, была возможность продолжать выставки, осуществлять, хотя и не в довоенных масштабах, издательскую деятельность, публиковать статьи. Но при этом мысленно Рерихи всегда стояли на защите Родины. Юрий Николаевич и Святослав Николаевич трижды обращались в советское посольство с просьбой зачислить их в ряды Красной Армии, но получали отказ. Большая часть сбора от художественных выставок направлялась в пользу советского Красного Креста и на военные нужды Красной Армии. Святослав Николаевич выступал в лекториях и по радио, Николай Константинович публиковал статьи в поддержку Родины, писал о научных и культурных достижениях народов Советского Союза. Когда издательство «Китабистан» подготовило сборник статей Н.К.Рериха «Химават», в специальном разделе «Россика» были и его патриотические очерки, а гонорар пошел в пользу советского Красного Креста. Еще в июне 1940 года Н.Рерих писал: «Изучая летописи русские и знакомясь с древней литературой, которая вовсе не так мала, как иногда ее хотели злоумышленно представить, приходилось лишь уже более сознательно повторять тот же окрик: «не замай!». Пройдя историю русскую до самых последних времен, можно было лишь еще более утвердиться в этом грозном предупреждении. Оно звучало особенно наряду с трогательными русскими желаниями помогать многим странам самоотверженно. И теперь то же самое давнее утверждение встает ярко... Всякий, кто ополчится на народ русский, почувствует это на хребте своем. Не угроза, но сказала так тысячелетняя история народов. Отскакивали разные вредители и поработители, а народ русский в своей целине необозримой выоривал1 новые сокровища. Так положено. История хранит доказательства высшей справедливости, которая много раз уже грозно сказала: «Не замай!»

Кроме того, в 1942 году американские сотрудники организовали в Нью-Йорке Американо-русскую культурную ассоциацию (АРКА), которая призвана была укреплять взаимопонимание народов. В Совет ассоциации вошли Зинаида и Дедлей Фосдик, Кэтрин Кэмпбелл-Стиббе. Среди активных сотрудников были Эрнест Хемингуэй, Рокуэлл Кент, Чарли Чаплин, многие другие. В январе 1943 года Николай Константинович писал 3. Фосдик: «Радуемся успеху АРКА. Бережно храните это полезное начинание. Радостно видеть, как всюду, на разных концах мира приветствуется Русская земля, Русский народ. Много пришлось вынести за веру в русское дело. В конце концов, и хоршевские мерзости, кроме грабительства, были не что иное, как глубокая ненависть против всего русского. Какая же могла быть созидательная работа, если в подвале была заложена ненависть? Но вот Вы и все друзья АРКА могут доказать всю благотворность культурного единения, сотрудничества...»

По окончанию второй мировой войны Рерих вновь активно утверждает идею Пакта охранения культурных ценностей. 6 декабря 1945 года комитет Пакта и «Знамени Мира» в Нью-Йорке официально возобновил свою работу. Также идет поиск возможностей возвращения на Родину для новой культурной работы. Однако контакты осложнены, на этот раз в связи с нарастающими волнениями в Индии, спровоцированным англичанами индо-пакистанском конфликтом. В то же время в июле 1947 года обострение некоторых хронических болезней вызвало необходимость хирургического вмешательства, и Николаю Константиновичу предписали постельный режим. Художник ушел из жизни 13 декабря 1947 года, успев отобрать и запаковать свыше четырехсот картин для передачи на Родину.


1 выоривать - обнаруживать при распахивании земли


Поделиться новостью с друзьями:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку




 

 
Мысли на каждый день

Пока человек не развил в себе совершенного чувства справедливости, ему предпочтительнее ошибаться вследствие избытка снисходительности, чем совершать малейшую несправедливость.

Письма Мастеров Мудрости, 108
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Неслучайно-случайная
статья для Вас: