Сибирское Рериховское Общество                контакты          написать нам

Мысли на каждый день

Принимай участие во всем сущем. Оно для тебя, и ты для него.

Надземное, 310
"Мочь помочь - счастье"
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
ИЮЛЬ 2017


Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Сайты СибРО

Учение
Живой Этики

Сибирское
Рериховское
Общество

Музей Рериха
Новосибирск

Музей Рериха
Верх-Уймон

Сайт Н.Д. Спириной

ИЦ Россазия
"Восход"

Книжный
магазин

Город
мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей:         
Книги:         

Л.Решимов. "Она родилась в сорочке. Реквием"



Л.Решимов. "Она родилась в сорочке. Реквием"

03.05.2017
* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

Фото 2

Фото 3

Фото 4

Фото 5


Читателям нашего альманаха предлагаем не совсем обычный рассказ. Автор его — Леонид Решимов — не литератор, по профессии он энергетик. Передавая нам написанное, он пояснил, что это вещь автобиографическая. После ухода из жизни жены он почувствовал необычайную потребность описать всё, чему он был свидетелем. И при жизни, и после смерти близкого ему человека Леонид Юрьевич так и не смог до конца найти объяснение всем тем необычным явлениям, которые были связаны с его женой. Ответы на свои внутренние вопросы он искал повсюду. Перечитал многое, пока однажды ему в руки не попалась книга Н.Д. Спириной «Жизнь без смерти». Именно тогда всё узнанное и прочитанное вдруг выстроилось в ясную картину — картину того, что ждёт душу человека после его смерти. По его словам, книга Н.Д. Спириной была словно озарение, она помогла ему утвердиться в том, что человек не умирает, когда умирает его тело, а продолжает жить, и жить так, как он это заслужил.


Леонид Решимов

ОНА РОДИЛАСЬ В СОРОЧКЕ

РЕКВИЕМ

1

У каждого человека своя судьба. Но от чего она зависит? Многовековой народный житейский опыт выкристаллизовался в пословицах и поговорках «От судьбы не уйдёшь», «Что на роду написано — то и сбудется», «Человек предполагает, а Бог располагает» и тому подобных. В суждениях о судьбе есть две крайности. Одни считают, что человек полный хозяин своей судьбы. Другие — что всё предопределено заранее.

Я считаю, что контуры нашей жизни приблизительно очерчены. Но человеку дана свобода воли в выборе решений и поступков. И этим он направляет свою судьбу сам, но в заданных рамках. Оценка принятых в жизни моральных решений и поступков определяет, что будет с душой после смерти. Ведь пребывание в плотном теле только очередной этап её существования.

Про удачливого в жизни человека говорят: «Он родился в сорочке». Мне довелось прожить жизнь с женщиной, родившейся в сорочке. В этом рассказе я попытался выявить —какие события в её жизни можно объяснить следствием рождения в сорочке, так как часть их выпадала из привычной обыденности. О некоторых из них пойдёт речь.

2

В апреле 1952 года, окончив Томский политехникум, я по распределению приехал на Бердский мельзавод, который местные жители называли Гороховской мельницей. Её в начале прошлого века построил купец Горохов на реке Берди вблизи города Бердска. В двух километрах от мельницы в сосновом бору находился железнодорожный разъезд Речкуновка, от которого был час езды на пригородном поезде до Новосибирска. Около мельницы и разъезда были небольшие поселки. Через четыре месяца меня перевели на работу в Новосибирск.

У меня был фотоаппарат, и, как только это стало известно, появилось много желающих сфотографироваться. На мельнице работали в основном женщины и девушки, среди которых были выпускницы техникумов и ПТУ. Естественно, что появление нового парня привлекло внимание некоторых. А поводом для знакомства могло стать желание сфотографироваться, так как я был, мягко говоря, не очень общительным. По количеству фотоснимков можно было легко определить — кто и когда искал со мной знакомства. Но дружба не завязывалась.

Перед моим отъездом в Новосибирск чаще всего фотографировались жившая около разъезда студентка Бердского педагогического училища и работавшие в мельничной лаборатории две подружки, окончившие техникум в Омске. Одна из подружек призналась другой, что я ей нравлюсь. Та была энергичной и предприимчивой и предложила план действий в нужном направлении. В конце октября я получил от них письмо, в котором они меня приглашали на вечеринку в честь праздника 7 ноября. «Будут те, которых ты знаешь». Пригласили они и одну работавшую вместе с ними в лаборатории местную девушку, которая попросила разрешения привести подружку-соседку. Они ту не знали и беспечно согласились.

Я приехал, не подозревая об истинной цели приглашения. И когда уселись за стол, напротив меня оказалась та самая студентка педучилища. И план заговорщиц рухнул. Красивая и весёлая девушка оказалась приятной собеседницей. Мы сначала переговаривались через стол. Когда первый этап застолья кончился, мы сели рядом и проговорили, к огорчению хозяек, до конца вечеринки. Расставаясь, я её поцеловал и уехал с желанием увидеться снова.

В следующий выходной я снова поехал в Речкуновку и пошёл в клуб посёлка при мельнице к началу киносеанса. Как я и рассчитывал, туда же пришла и она. И мы пошли не в кино, а через сосновый бор к обратному пригородному поезду. Как многие в молодости, я пытался писать стихи. Понимая их истинное качество, я их почти никому не показывал, изредка перечитывая, чтобы снова пережить те эмоции, обстановку и события, которые их вызвали.

Не пел над нами соловей,
Не мая ночь на нас дышала,
Не крыша из густых ветвей
Нас под собою укрывала.
Не по ковру цветов мы шли,
Не прятались от солнца зноя.
И ветер веял издали
Не запахом парной земли,
Как пахнет раннею весною,
Когда снега уже сошли,
Не ароматною волною
От трав, которые цвели
Весёлой майскою порою,
Не земляникой и смолой,
Как пахнет бор в июльский зной,
Не свежескошенной травою
Был поздний вечер ноября.
Легли снега, пришли морозы.
Дыханье, паром выходя,
Ложилось проседью на косы.
Мы шли средь гулкой тишины,
Вокруг алмазами мерцали
Таинственных лучей луны
Вонзавшиеся в снег кристаллы.
На вечеринке накануне
Твой робкий шёпот: «Не балуй…».
И на прощание внезапный,
Но не случайный поцелуй.
Шагов по снегу звук хрустящий,
Жилья неблизкие огни.
И взгляд доверчивый, просящий:
«Не откажись, не обмани…».

Через полвека я дописал несколько строк, которые помещены далее.

Мы начали встречаться и познавать друг друга. Понемногу она мне рассказывала о своей предыдущей недолгой жизни. У неё была сестра, которая была на 8 лет моложе. Мать была вдовой солдата Великой Отечественной и работала машинисткой в Бердске. Голодное военное детство. Старшая дочь жила у бабушки до её смерти. Она помнила, что соседки бабушку уважали и ласково звали Зиновьюшкой. Бабушка её крестила, хотя тогда это было почти запретным. Когда бабушка умирала, около неё была только внучка. Перед смертью бабушка ей сказала: «Знай, что ты Божий человек, потому что родилась в сорочке. Твои сорочку и крестик я закопала под углом дома, в котором ты родилась. Бог будет тебе помогать и защищать. Не пытайся отплатить злом своим обидчикам, их сам Бог накажет». И действительно, примеры тому были. И каждый такой случай укреплял её веру в правоту слов бабушки. После смерти бабушки она вернулась к матери. Пока мать днём была на работе, она водилась с младшей сестрой.

Через полтора года она окончила педагогическое училище и стала учительницей в селе, находившемся более чем в двухстах километрах от Новосибирска. На стыке января и февраля я взял учебный отпуск для сдачи экзаменов зимней сессии. После сдачи последнего экзамена оставалось несколько свободных дней, и я в тот же вечер поехал к ней. Поезд до районного центра Каргат шёл пять часов. Когда я сошёл с поезда, было ещё темно. До рассвета подремал в кресле на вокзале. Затем в столовой на привокзальной площади плотно позавтракал и пошёл на околицу, надеясь поймать попутную машину. Ситуация прояснилась быстро. Мели февральские метели, дороги были покрыты глубоким снегом, колёсный транспорт в глубинку не ходил. Нужно было либо идти пешком, либо возвращаться обратно до более удобного случая. Но так как такой случай вряд ли бы мог представиться, я решил идти. И 30 километров до села Маршанка пришлось по метели идти и туда и обратно.

Её и ещё одну молодую учительницу подселили в избу к пожилой семейной паре. Она быстро освоилась с обстановкой крестьянского быта и ловко управлялась с ухватом у русской печи. Я пришёл затемно вечером, а на следующий день в сельсовете мы оформили наш брак. Когда весной она вернулась в Речкуновку, мы там сыграли настоящую свадьбу. Но всю последующую жизнь отмечали помимо прочих две даты — судьбоносную встречу в ноябре и бракосочетание в феврале.

Гороховская мельница находилась в зоне затопления водохранилища строящейся Новосибирской ГЭС. Когда водохранилище стали заполнять, воды покрыли и место, где стояла мельница, и место, где стояли дома посёлка, в одном она родилась, в другом — жила. Водохранилище стали называть Обским морем. Знакомым и друзьям я в шутку говорил, что добыл жену со дна морского.

3

Мы стали жить в Новосибирске. Через год после свадьбы у нас родилась дочь. Я окончил заочно институт, устроился на работу главным энергетиком на небольшое предприятие и проработал на нём до пенсии. Пройдя последовательно через комнатку в деревянном доме с печкой в ней, общежитие для молодых специалистов, а затем комнату в коммунальной квартире мы переехали наконец в двухкомнатную «хрущёвку». Жена работала воспитателем в детских садах. Когда мы материально немного окрепли, то решили, что ей тоже нужно получить высшее образование. И в один год наша дочь пошла в первый класс, а она — на первый курс педагогического института. Окончив институт, стала работать преподавателем русского языка и литературы в школе неподалёку от нашего дома.

У неё был отличный контакт с детьми. Они её признавали за свою, но старшую, которую нужно слушаться. А в учительском коллективе считали непрактичной, наивной, несовременной идеалисткой, хотя преподавателем и организатором она была хорошим. (Наверно что-то подобное на моей работе говорили и обо мне.)

Школа стала её вторым домом. На окнах её класса обязательно висели чистые занавески и стояли цветы. Строго выполнялся график уборки учениками. Всё время следила за внешним видом учеников. Особое внимание уделяла внеклассной работе. Все до единого ученики имели общественные поручения. На каждое из них направлялись не менее двух человек, и за их выполнение все должны были отчитываться перед классом. Родители охотно ходили на родительские собрания, так как каждому она говорила, какие хорошие черты и задатки есть у их ребенка и на что нужно обратить внимание. Она считала, что плохих детей не бывает, есть трудные, но она умела найти к ним подход. Как-то на педсовете «прорабатывали» одного хулигана. Он дерзил и там. Когда завуч в сердцах его спросила: «А есть ли хоть один учитель, которого ты уважаешь?», он ответил «Да» и назвал её. Она была членом районной комиссии по работе с неблагополучными детьми.

Поведение учеников оценивала, искренне опираясь на «Моральный кодекс молодого строителя коммунизма», большая часть которого пересказывала библейские заповеди. Учеников приучала обязательно писать поздравительные открытки своим родителям к дням рождения и праздникам. Как сувенир хранила коллективную поздравительную открытку к 8 Марта от пяти учеников параллельного 4-Б класса, среди которых был А. Карелин.

Иногда, и обязательно к 8 Марта, добрая половина её класса приходили к нам домой. Они приносили торт и пили чай, шумно обсуждая школьные дела. И обязательно все влезали на диван. Пока это был четвёртый класс, все хоть с трудом, но умещались. Но уже под пятым классом диван начал поскрипывать, с каждым последующим годом всё сильнее. Но эта процедура стала традицией.

Когда она ушла из школы по инвалидности и класс перешёл к другому преподавателю, её бывшие ученики и их родители навещали её и звонили ей. На выпускной вечер её 10-го класса прислали приглашение, в котором были такие слова: «Благодарим Вас за доброе сердце, за науку общения с товарищами, всё светлое и хорошее, что Вы сделали для нас».

Через полвека я дописал к приведенным ранее строфам:

Тот взгляд в душе моей остался:
«Не обмани, не откажись…».
И оправдать его старался
Я всю оставшуюся жизнь.
Смогли по жизни прошагать
Мы через бури и ненастья.
Я нашу жизнь могу назвать
Одним, но ёмким словом — счастье.

4

Бури и ненастья не обошли нас стороной. Летом 1962 года она работала воспитателем детского сада, который летом выезжал на дачу в сосновом бору за городом. Однажды она с персоналом поехала для подготовки дачи к приёму детей. Когда она вернулась, я спросил, как обычно: «Что делали?». Она ответила, что заносили и расставляли кроватки. Я возмутился: «Они что, не знали, что ты на седьмом месяце и тебе это делать нельзя?» «Все же работали и я тоже», — виновато ответила она. Скоро начались родовые схватки, вызвали скорую, и её увезли в роддом. Родившийся недоношенный младенец умер на следующий день.

Она провела в роддоме ещё один день. В одной палате с ней находились ещё четыре женщины, родившие первый раз. Когда младенцев привозили на кормление, её как опытную наперебой подзывали помочь — как лучше поднести, как запеленать, как успокоить, посмотреть, похож ли он (она) на меня, какой он (она) хорошенький, почему он (она)… и т.п. Сдерживая слёзы и стараясь улыбаться, она всем помогала. Счастье молодых мам только усиливало её горе. Стресс привёл к не менее тяжёлым последствиям.

Когда мы вскоре вышли в центр города, она останавливалась почти у каждого киоска, чтобы выпить стакан газированной воды. «Я всё время хочу пить», — ответила она на мой вопрос. Участковый врач сразу послал её к эндокринологу. Та, просмотрев анализы, поставила суровый, как приговор, диагноз — сахарный диабет в тяжёлой форме, инсулинозависимый. И подробно рассказала о судьбе, которая её ожидает. Строгая диета и строго соблюдаемые режимы питания и инъекций точных доз инсулина. При несоблюдении этих предписаний возможны приступы гипогликемии или гипергликемии с потерей сознания и даже летальным исходом. А лет через 25 может наступить слепота и болезнь ног вплоть до ампутации. Категорически запрещается рожать.

Она не сразу поверила в серьёзность заболевания. Лишь после нескольких приступов гипогликемии, она научилась поступать так, как наставляла её врач, о доброжелательном отношении к ней которой она вспоминала до конца жизни. На моём предприятии на работу устроился демобилизованный офицер. Через какое-то время у него обнаружили сахарный диабет. Через несколько лет его здоровье так ухудшилось, что он уволился, но сохранил с нами связь. Вначале он ослеп, потом ему ампутировали ноги, и затем он умер. Прогноз врача о судьбе больных диабетом оказался точным. Я с ужасом думал, что такая же участь ожидает жену.

В конце 1981 года по состоянию здоровья её признали инвалидом второй группы, и в январе 1982 года она ушла из школы. Шел двадцатый год болезни, диабет делал свое дело.

Через некоторое время появился могучий стимул — дочь вышла замуж и появились внуки. Она воспрянула духом, её жизнь наполнилась новым смыслом, здоровье сначала даже стало улучшаться. Дочь работала, и внуки несколько лет в рабочее время находились под опекой бабушки. Она крестила внуков, хотя тогда это тоже не поощрялось. Через несколько лет добровольно приняла крещение и их мать. Но скоро появились грозные признаки нового заболевания.

5

В декабре 1990 года я вернулся из полуторанедельной командировки и застал жену в очень смятенном состоянии. Её рассказы о том, что случилось во время моего отсутствия, меня удивили и встревожили. Её сны стали яркими, красочными, сюжетными, иногда фантастическими, и она мне часто их рассказывала. Ей снились и, по её словам, приходили наяву умершие родственники — её мама, умершая семь лет назад, а также умершие сестры мамы. Это могло быть только проявлением какой-то болезни. Сестра жены с мужем жили в нашем районе, двоюродный брат Вадим жил в другом. Вадим в эти дни лежал в предсмертной коме. Накануне жена с сестрой к нему ездили, и, возможно, эта поездка стала толчком, вызвавшим её заболевание. Я начал понимать, что у неё начались галлюцинации, которые она принимала за реально произошедшие события. Если это было психическое заболевание, его нужно было лечить. Так как она на следующий день забывала почти всё, о чём рассказывала накануне, а врачу для правильного диагноза нужно было знать все проявления болезни, я начал записывать её рассказы. Приведу некоторые выдержки из этих записей.

29 декабря 1990 г.

10-30. Я вернулся из поездки к дочери. В прихожей квартиры стоит табуретка. Жена рассказывает: «Приходила мама. Я занималась стиркой и поставила ей табуретку в прихожей. Мы с ней разговаривали. Зазвонил телефон, и я пошла в комнату. Звонила сестра. Я ей сказала, что мы стираем бельё. “Как с кем? С мамой. Хочешь с ней поговорить?” Она почему-то бросила трубку. А мама, когда я вернулась, уже ушла».

17-00. Приехала её сестра. Я с ней обсудил положение, и мы пришли к выводу, что у жены расстройство психики и ей нужно лечиться. Сестра попыталась уговорить её обратиться к врачу. Она категорически отказалась, сказала, что, если будет совсем плохо, пойдёт к бабке.

18-00. Жена рассказывает: « Я задремала и услышала Голос. Мужской, необыкновенно приятный голос. Он сказал:

“Я пришёл сообщить тебе, что твой брат умер. Он раскаивается, что сделал вид, что не узнаёт тебя и твою сестру, когда вы пришли его навестить. Не переживай, ты не виновата, ты человек правильный. Соглашайся перейти к нам. У нас хорошо, а ты сильно болеешь. К тебе приходят (умершие родственники) и будут ещё долго ходить. А у нас от всего этого ты будешь избавлена.

Я не лечу. Я могу только утешать. Твой крестик на дне морском, но ты одень тот, который тебе дали при крещении внуков. И берись за него, когда к тебе будут приходить (умершие родственники), это поможет.

А сейчас я полечу к Николаю Рыжкову, я там нужнее”.

30 декабря 1990 г.

В 10 часов утра она задремала и то ли во сне, то ли в трансе вдруг заговорила. Она отвечала кому-то, вероятно Голосу:

«Нет, я не хочу к вам. Там холодно. Нет, нет, я хочу здесь. Без меня внуки пропадут.

Да, на мне, сейчас возьмусь».

Затихла и полчаса проспала. Когда проснулась, ничего не смогла вспомнить.

С одиннадцати до половины двенадцатого я ходил в магазин. Когда вернулся, на кухонном столе стояли чай, конфеты, печенье. Она объяснила: «Приходила мама. Я её угостила. Потом взялась за крестик, и она исчезла».

Я ей сказал, что, вероятно, она слышит Голос своего ангела-хранителя. При очередном видении она спросила об этом его и услышала в ответ: «Вопросы задавать буду только Я».

3 января 1991 г.

Рассказывает свой сон. «Голос: “Твоё здоровье идёт на улучшение, но это будет происходить медленно. Не пытайся лечиться, от этого будет хуже. У тебя ухудшилось взаимодействие полушарий. Больше говори с детьми, меньше со взрослыми. Что-нибудь вяжи и шей, это успокаивает”. Он также сказал, что мне она может рассказывать всё.

После обеда она выходила гулять и, когда вернулась, рассказала: «Встретила бывшую ученицу Олю П. (из первого выпуска её класса). Сейчас она психоневролог. Рассказала о своих бедах. Она ощупала мне голову, нашла болевую точку. Сказала, что идёт воспаление, пока не кончится, видения будут. «Болезнь — следствие диабета и пока практически не лечится. Можно сходить к бабке, это по их части. Лекарства помогают мало, но микстуру нужно пить долго. Ни в коем случае не греть голову. Ощущение холода от спазма сосудов, от нагрева может быть инсульт. А вообще жить вам по конституции долго — до окончания внуками школы. И мучить никого не будете, такой характер».

В последующие дни почти ежедневные галлюцинации, которые прекращались, когда она бралась за крестик. О том, что с ней случалось днём, она мне рассказывала вечером, когда я возвращался с работы И часто я не мог понять, что произошло в действительности, а что было галлюцинацией.

13 января 1991 г.

Рассказывает сон. «Я полетела и опустилась на поляну среди гор. Очень красивая местность, много зелени. Вблизи стоят три стола, за ними сидят дети очень приятной наружности, лица умные. Детей много, свободных мест нет. За первым столом с детьми Юрий Гагарин, за вторым — Любовь Герасимовна (умершая учительница из её школы). А за третьим столом занята только часть мест. Голос говорит: “Это твоя команда, она ещё не собрана”. Я хотела сесть за стол, но Голос сказал: “Не спеши, твоё время ещё не пришло”. А в отдалении ещё столы. На мой вопрос: “А чему я их должна буду учить?”, Он ответил: “Добру”».

На эту поляну она летала несколько раз. При каждом следующем посещении за её столом оставалось всё меньше свободных мест.

К концу января галлюцинации стали случаться реже и наконец прекратились.

В начале 1993 года, когда она жила у дочери и ухаживала за внуками, начались обмороки, иногда с потерей речи на несколько часов. И однажды рассказала мне сон.

«Вижу перед собой красивую женщину в белом. И слышу Голос: “Зачем ты пришла?” “За ней. У неё уже всё изношено. Пора”. “Подожди, она ещё нужна здесь. Я помогу ей”. И женщина исчезла». После этого обмороки прекратились.

6

До «перестройки» я был убеждённым материалистом, всяким «чудесам» пытался найти простое объяснение.

В журнале «За рубежом» печаталась повесть А. Меня «Сын человеческий», литературный пересказ книг Нового Завета о последних днях земной жизни Иисуса Христа. Я собрал подборку публикаций и дал ей для прочтения. Потом спросил о впечатлении от прочитанного. Ответ был таким: «Когда я читала, мне казалось, что я там была раньше и всё видела сама». «Дежавю», — подумал я.

С 1979 года журнал «Радио» начал публиковать прогнозы прохождения коротких радиоволн. Они рассчитывались с учётом активности Солнца, которая определялась приводимым в прогнозах числом Вольфа (W), равного месячному числу солнечных пятен. Один цикл солнечной активности колеблется от 10 до 13 лет. В минимумы число Вольфа падает до 40 и менее, в годы максимума возрастает до 150–200. Русский учёный-космист А. Чижевский установил прямую зависимость многих событий на Земле от активности Солнца. В годы максимумов солнечной активности происходило наибольшее количество войн, революций и других социальных потрясений. Объяснить это можно было только возбуждающим действием на человеческую психику усилившегося излучения Солнца. Работая над рассказом, я достал эти графики. И оказалось, что можно обнаружить связь изменения чисел Вольфа со здоровьем и болезнями моей жены.

В годы спокойного Солнца она работает в школе несколько лет. К концу 70-х солнечная активность начинает расти. В 1980–1981 годах числа Вольфа колеблются около цифры 150. Сказывается диабет. Здоровье ухудшается настолько, что её признают инвалидом. Следует очередной спад активности Солнца, появляются внуки, здоровье стабилизируется. В 1990 году число Вольфа взлетает до 180. Её психика не выдерживает, начинаются галлюцинации и всё, что описано выше. (В стране происходят распад СССР и реставрация капитализма.) В 1993 году активность Солнца начинает уменьшаться и галлюцинации, приступы амнезии, обмороки прекращаются. Всё как будто можно объяснить естественными, хотя не до конца изученными причинами. Всё, кроме Голоса. Объяснить связанное с Ним можно только тем, что сказала бабушка жены в предсмертном откровении. Фундамент моего атеизма начало размывать.

Голос не мог быть проявлением болезней, так как смягчал их течение, подсказывал пути исцеления, помогал в тяжёлых ситуациях. Этот феномен известен, но в публикациях встречается очень редко. Как пример, приведу отрывок из рассказа американского писателя Ричарда Баха о его жизни. В молодости он был военным лётчиком.

«Моя судьба привела меня в небо… У меня было несколько удивительных историй во время службы в армии. Это случилось в Германии, там мы всё время играли в военные игры. И вот один раз нам дали задание: поразить движущийся по дороге танк. Вместо пулемётов у нас были фотокамеры. И вот, когда я уже заходил на цель и полностью сосредоточился на управлении самолетом, сзади раздался дружелюбный Голос: «Начни подъём раньше»… Это был настоящий шок. В самолёте больше никого не было. Я был настолько поражён услышанным, что начал набирать высоту сразу же, не успев закончить манёвра. А самолёт пошёл вниз. Оказалось, что на моём пути была воздушная яма. Едва я вышел из неё, как пролетел в нескольких метрах над вершинами деревьев… Если бы я не потянул штурвал, то навсегда остался бы на том поле».

В другой раз Голос подобным образом спас ему жизнь, когда его самолёт при посадке коснулся посадочной полосы, на другом конце которой садился навстречу ему другой самолет.

В обоих случаях Голос прозвучал, чтобы предотвратить преждевременную гибель, потому что Р. Баху было предначертано написать повесть «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». Далее он рассказал, как Голос помогал ему написать эту повесть.

7

В 1997 году жена тридцать пятый год болела диабетом. В поликлинику пришёл новый эндокринолог. На первом приёме врач взяла её карточку, посмотрела на дату начала болезни и сказала: «Этого не может быть. Диабетики больше двадцати пяти лет не живут. Нужно поставить правильную дату начала болезни. В эту дату никто не поверит».

«Вы считаете, что мне пора умереть?» — ответила жена.

В том же году мы купили старый садовый участок площадью в 4 сотки. Строения были в довольно ветхом, но ещё сносном состоянии. Жена и внуки летом жили там. Можно было «по потребностям» прямо с кустов и грядок есть малину, крыжовник и смородину, огурцы и помидоры, выполнять посильную работу на грядках. У жены начались приступы гипогликемии, и она была вынуждена почти вдвое уменьшить дозы инъекций инсулина.

Когда она, после возвращения в город, пошла на очередной приём к врачу, та, посмотрев на анализы, опять сказала: «Этого не может быть, в лаборатории что-то напутали». Анализы показывали уменьшение признаков диабета. Впрочем, в течение месяца они восстановились, дозы инсулина пришлось снова увеличивать.

На следующий год картина повторилась. Соседка по даче, до пенсии работавшая главным врачом больницы, сказала жене, что у неё, вероятно, крайне редко встречающаяся двойная иммунная система. Такое же предположение высказала другая знакомая врач-пенсионер в городе. Остальные врачи утверждали, что «этого не может быть».

А недавно мне попалась информация о результатах одного исследования. Учёные установили, что иммунитет некоторых замкнутых этнических групп, длительное время (века и тысячелетия) проживавших в тяжёлых условиях, значительно сильнее, чем тот, который считается нормой у большинства народов Земли. К ним относятся цыгане

Дед жены Иван в начале прошлого века служил конюхом на мельнице купца Горохова. Как-то по делам, связанным с лошадьми, он побывал в расположенном неподалеку цыганском таборе. И зачастил туда, причиной чему была молодая девушка. Цыгане неохотно роднились с чужаками, но для молодого конюха сделали исключение. Иван и Зиновия (так, вероятно, нарекли по святцам) обвенчались. У них родился сын, похожий на мать, и три дочери, похожие на отца. А часть детей у дочерей пошли «цыганистые», среди них были моя жена и её двоюродный брат Вадим. Жену принимали за «свою» таджики, все кавказские народы, молдаване и, конечно, цыганки. В унаследованных генах бабушки и был, вероятно, секрет её «двойного» иммунитета и способности общаться с Голосом.

8

Проживание с внуками на садовом участке поддерживало её здоровье несколько лет. Уже прошла золотая свадьба. Она перенесла операции на обоих глазах, жаловалась на больные ноги. Но могла читать, смотреть телевизор, ходить в магазины и на рынок. На висках только начинали пробиваться седые пряди. Смерти не страшилась, загодя заготовив всё, что нужно для последнего пути. Нам наказывала — устроить ей отпевание и кремировать.

Беда подкралась на сорок пятом году болезни диабетом и совсем не оттуда, откуда её ожидали. Новый 2007 год она встретила с оптимизмом, строила планы на дачное лето. Внуки уже окончили школу и на дачу не выезжали. В феврале легла в больницу на очередное регулирование диабета. Попросила врача сделать обследование кишечника, её там что-то беспокоило. Врач то ли из-за нехватки времени, то ли по другой причине не организовала этого, но в справке о проведённом лечении в рекомендациях последним пунктом записала о необходимости обследования кишечника. Участковый врач решила, что нужно пройти обследование у всех узких специалистов, а часть их ушли в летние отпуска. Очереди на УЗИ были большие, жена прошла его только в ноябре, оно показало новообразование. Её направили в онкологический диспансер. Там в декабре её обследовали и сказали, что заболевание средней тяжести, и таких больных они вылечивают. Но перед операцией нужно довести уровень гемоглобина до нормы. В сентябре уровень гемоглобина ещё был в норме. В поисках больницы, в которой её можно было подготовить к операции, в январе мы попали к немолодому опытному врачу. Он обследовал её и сказал: «Идите, одевайтесь и подождите мужа, я пока ему расскажу, что вам нужно делать». И сказал следующее: «У вашей жены четвёртая стадия рака, которая пока неизлечима. К сожалению, к нам часто обращаются тогда, когда мы уже ничем не можем помочь. Вам будут за большие деньги предлагать вылечить её. Не верьте им, деньги они возьмут, но не вылечат. Пусть не принимает никаких лекарств, от них в её положении больше вреда, чем пользы. Подберите ей хороший фитосбор, он облегчит её состояние». Это был первый врач, который откровенно обрисовал её состояние, все остальные говорили намёками. Я постарался выполнить то, что он советовал.

Иногда у жены, измученной страданиями, случались неконтролируемые вспышки гнева, во время которых она могла наговорить много обидного (часто справедливо). После одной такой вспышки она на следующий день попросила прощения за свои слова, пояснив: «Ночью Голос сказал мне: “Нельзя так относиться к мужу, которого тебе дал Я”».

Работая над рассказом, я начал вспоминать, что привело меня в Бердск. В марте нашей группе выпускников дали список мест работы и предложили самим сделать выбор. География выбора была в городах от Урала до Дальнего Востока. Я хотел осенью поступить в институт, не представляя, как и где это можно будет осуществить. Родительского дома у меня не было, а до осени нужно было где-то жить и работать. И я сказал ребятам: «Выбирайте — кому, что лучше подходит, а я возьму то, что останется». Для меня осталась должность сменного электрика с наименьшей зарплатой в провинциальном городке Бердске. Таким образом, за меня решили, чтобы я оказался в нужное время в нужном месте. И в этот техникум я весной поступать не собирался. А пошёл туда, когда узнал, что в нём только в том году создали группу с сокращённым сроком обучения — 2,5 года вместо 4-х. И было общежитие. Это позволяло в наиболее короткий срок получить специальность, работу и жильё. Когда за четыре месяца работы в Бердске нужная встреча не состоялась, было приглашение на вечеринку, на которой всё решилось. И после этого оказалось возможным наилучшим образом осуществить сразу все мои планы. В августе меня перевели на работу в тресте, которому подчинялась мельница. Я переехал в Новосибирск, получил хорошую работу и поступил на учёбу в вечерний филиал престижного московского института по своей специальности.

В марте жена умерла. Это произошло через год после появления первых симптомов заболевания и через четыре месяца после того, как поставили правильный диагноз. Она сделала всё, что должна была сделать в жизни. Мы выполнили её наказы. Я позвонил бывшему завучу её школы, пенсионерке-инвалиду и сообщил ей о смерти жены, дате и месте отпевания. На отпевание пришли все учителя, которые с ней работали, большинство были уже пенсионерами. А затем начались чудеса.

9

Она любила цветы. В Речкуновке мы летом ходили в лес за цветами. Предпочтение отдавала огонькам (жаркам), саранкам и ромашкам. Из ромашек, как многие девушки в Речкуновке, плела венки. У меня сохранились снятые на прогулках в лесу цветные фотографии, на которых мы с нею в венках из ромашек. Дома у нас тоже были цветы на подоконниках и стенах. Она с ними разговаривала иногда ласково, иногда укоризненно, как с маленькими детьми. Более других она любила цветы, которых мы называли лилиями. Некоторые исследователи Библии называют лилии цветами Богородицы. Цвели они раз в году, в конце ноября. Одновременно выбрасывали по высокому цветоносу, на конце которого постепенно распускались до шести больших белых красивых цветков. Когда у нас появилась видеокамера, я снял её у только что зацветших лилий. Она говорила: «Самые верные друзья — это цветы. Они никогда не подведут. Они всегда радуют глаз. И вот к 20 ноября расцвели все мои любимые лилии… Я совсем не похожа на них. Они такие нежные, такие нарядные, а я — старушенция… Но я их очень люблю».

В тот год, когда она заболела, а она слегла в начале осени, обе лилии в ноябре не зацвели. Одна из них выпустила цветонос летом следующего года после её смерти, совсем в необычное для неё время Цветки распустились ко дню захоронения её праха. Я срезал цветонос и поставил в воду на надгробие. А присутствующим при захоронении родным и близким сказал, что по случайному совпадению её любимый цветок зацвёл в нужное время. Вторая лилия в следующем ноябре в обычное время не зацвела.

Она зацвела в феврале, в день нашего бракосочетания. И я задумался. Одно случайное совпадение могло произойти. Но чтобы два? Я взял видеокамеру и нажал на кнопку пропечатки даты съёмки в поле кадра. А что могло означать это явление? Проявление благодарной памяти цветов о хозяйке или привет от неё самой? Ясно, что это было чудо, и найти ему рациональное объяснение было невозможно. Но что в таком случае оно могло означать? У меня почти нет интуиции, и истолковать смысл этого явления я затрудняюсь. Может быть, она хотела этим показать, что если она смогла послать оттуда привет, её душа находится, скажем так, не в самом худшем месте. Или ещё раз убедить меня, что смерть — это не конец всему, а переход в новый этап жизни души. А земная жизнь как школа, после которой перед новым этапом нужно сдать экзамен. И что она его успешно выдержала, впрочем, что так будет, я не сомневался. Или подсказать, что у меня ещё есть время подготовиться к своему экзамену, чтобы встретиться там? Или что в душе любовь сохраняется и после смерти? Может, хотела подвигнуть меня на написание этого рассказа? А может быть, она заняла своё место за столом на той прекрасной зелёной поляне своих видений и занимается любимым делом?

В тот же год я закончил работы на садовом участке к середине октября. Уезжая домой, набрал небольшой букет осенних цветов, включая боковые побеги ромашек с нераспустившимися бутонами. Назавтра выпал снег и больше не растаял. Цветы поставил в вазу около её фотографии. Через несколько дней бутоны ромашек распустились. Отклик последовал незамедлительно. Первого ноября, поливая комнатные цветы, я увидел, что одна лилия выпустила стрелку цветоноса. Цветы распустились 7 ноября. В этот день 57 лет назад состоялась наша судьбоносная встреча на вечеринке. Совершилось новое чудо. Говорят, что снаряд не попадает дважды в одну и ту же воронку, а уж трижды тем более.

Далее курсивом приведены несколько строк из «Божественной комедии» Данте Алигьери.

Твой час настал, и ты ушла «во тьму
Под эти сумрачные своды.
Куда для всех открыты входы,
Но нет возврата никому».
Из мира призрачных теней
Через огней подземных блики
Не вывел любящий Орфей
Свою невесту Эвридику.
Я знал — чудес на свете нет.
И всё же совершилось чудо,
Ведь ты сумела и оттуда
Послать прощальный мне привет.
Тебе присущий твой привет
Я принимаю без сомнений.
Ведь для чудес (включая любовь) пока что нет
Рациональных объяснений.

В следующем году лилии зацвели в обычное время в конце ноября. Чудеса прекратились.

* * *

Послесловие

Когда рассказ был написан, в последнем разделе автор в виде предположений очень кратко высказал своё видение судьбы души после смерти, так как имел об этом ещё смутное представление. По мере знакомства с различными публикациями это представление становилось всё более чётким. Поскольку дополнений в текст автор решил не вносить, далее приводятся результаты этих размышлений.

Все религии утверждают, что душа человека бессмертна и после смерти в нашем плотном мире переходит в другой — Тонкий (загробный) Мир, и что условия её существования в нём зависят от поведения человека при жизни в нашем плотном мире. Грубо говоря, что душа попадает либо в рай, либо в ад. В некоторых религиях считается, что души людей проходят реинкарнацию, то есть, пробыв некоторое время в Тонком Мире, воплощаются в тела новорожденных младенцев. В христианской религии принято, что души умерших пребывают в Тонком Мире до Страшного Суда.

Нарисовать картину Тонкого Мира и его обитателей пытались философы, теологи и поэты; наиболее известные сочинения — «Божественная комедия» Данте Алигьери и «Фауст» В. Гёте.

Большую работу по созданию картины Тонкого Мира проделал Епископ Игнатий Брянчанинов на основе Библии и теологической литературы за весь период от Нового Завета. Результатом его труда стала книга «Слово о смерти», написанная в середине XIX века. Приведём некоторые выдержки из неё.

«Необходимо нам, кратковременным странникам на земле, узнать нашу участь в вечности… Необходимо, необходимо нам раскрыть таинство смерти и увидеть невидимую телесными очами загробную будущность человека… Смерть — разлучение души с телом, соединённых волею Божиею и волею Божиею паки разделяемых… Когда исходит из тела душа человеческая… если она повинна будет греху, то приступают к ней полчища демонов и ангелы супротивные и силы тёмные и похищают душу в область свою… А когда из тела, праведно живших, изыдут души, лики Ангельские, восприяв их, относят в свою страну, в мир святыни…

Ангелы и души хотя и очень тонки по существу своему, однако при всей тонкости своей, суть тела. Они — тела тонкие, эфирные, так как, напротив, наши земные тела очень вещественны и грубы. Грубое человеческое тело служит одеждой для тонкого тела — души. Когда душа разлучается с телом посредством смерти, она совлекается его, как бы одежды».

«По личному свидетельству избранника Божия, лично узревшего душу свою при благодатном действии молитвы, исшедшую из тела и стоящую на воздухе, она — эфирное, весьма тонкое, летучее тело, имеющее весь вид нашего грубого тела, все его члены, даже волосы, его характер лица, — словом имевшее полное сходство с ним… При ней были и все органы чувств: зрения, слуха, осязания, при ней была вся жизнь, а тело оставалось на стуле, как мёртвое, доколе, по мановению Божию, не возвратилась в него душа».

«Ангелы подобны душе: имеют… всё подобие видимого человека в его теле… Ангелы являются в виде мужей, облачённых в блестящие белые ризы… Святые отцы часто видели Ангелов светлыми белоризцами, демонов — чёрными безобразными эфиопами. Отчаянная злоба составляет характер падших ангелов».

«Рай есть ближайшая к земле небесная обитель, как первое небо, превыше которого находятся другие небеса, называемые небесами небес. Природа земная служит только слабым образом рая…»

Нарисованная картина местами предвосхищает некоторые идеи, считающиеся достижениями XX века. Также она позволяет отчасти объяснить феномен болгарской ясновидящей Ванги. Она была слепа, но у эфирного тела — души зрение сохранилось, что позволяло ей видеть и объекты плотного мира, и невидимые для нас объекты Тонкого Мира, например, души умерших.

Остановлюсь на некоторых источниках, пытавшихся уже в XX веке приподнять завесу над этой тайной.

Р. Моуди клинически проследил выход души из тела в Тонкий Мир.

Психиатр Университета Вирджинии (США) Ян Стивенсон документально доказал сотни случаев реинкарнации во многих странах мира, включая США.

Болгарская ясновидящая Ванга была глубоко верующим человеком, неукоснительно соблюдала все православные обряды. На её средства была выстроена церковь. Но с ней конфликтовало высшее болгарское духовенство, которое пыталось доказать, что её дар не от Бога, поскольку, по их мнению, противоречит канонам православия. Например, она общалась с душами умерших людей и признавала реинкарнацию. Ванга так представляла себе существование души в череде реинкарнаций: «Что-то в человеке, что не подвержено тлению, развивается и переходит в новое, более высокое состояние». Она же предсказывала большое будущее Учению Живой Этики (Агни Йоги), которое не противоречит христианству, поскольку является не религиозным, а философским.

Учение Живой Этики принесли миру супруги Николай Константинович и Елена Ивановна Рерихи. В нём, в частности, довольно детально говорится о переходе души после смерти плотного тела в Тонкий Мир, пребывании в нём и реинкарнации (перевоплощения).

Наталия Дмитриевна Спирина, ученица Б.Н. Абрамова, ближайшего ученика Рерихов, — поэт, писатель, искусствовед, музыкант, человек высокой духовной культуры. Она была главным редактором журнала СибРО «Перед Восходом» и автором многих публикаций.

Она изучала Живую Этику и делала выписки фрагментов, посвященных описанию Тонкого Мира. Систематизируя выписки, проводила по ним семинары, имевшие успех в Академгородке. Аудиозаписи лекций семинаров разлетались по всей стране. Со временем на основе этих лекций она написала книгу «Жизнь без смерти. Беседы о Тонком Мире», изданную в 1999 году.

В 2011 году в здании одного городского театра состоялось Юбилейное собрание, посвященное 20-летию СибРО и 100-летию дня рождения Н.Д.Спириной. Мне удалось попасть на это мероприятие, и там я приобрёл экземпляр второго издания её книги, приуроченного к этим датам.

Привожу краткий пересказ и выдержки из этой книги, которые перекликаются с событиями, описанными в рассказе. «Тонкий Мир имеет много слоев, или сфер, начиная с низшей, и далее — средние и высокие». В низших слоях “царят сумерки, ибо их жители не умеют думать о Свете”. Сферы освещаются аурами человека. Если попавшие туда продолжают жить земными заботами, их ауры не излучают свет. “Почему вокруг святых нимбы? Потому что, думая о самом высоком и чувствуя самое высокое, они излучают свет на всё окружающее”. Чтобы перейти в более высокие сферы, душа должна отрешиться от всех земных забот и суметь мыслить творчески.

«В Тонком Мире мысль есть главный фактор существования и творчества. Развитие мысли, контроля за ней, мыслетворчество имеют целью также и подготовку людей к их пребыванию в Мире Надземном». То есть частью своего таланта многие деятели культуры обязаны «образованию». которое они получили в Тонком Мире. А успехи в этом «образовании» позволяют душам переходить в более высокие сферы. Но при этом “Не легко людям понять насколько им понадобится в Тонком Мире знание, приобретенное на Земле”. Для помощи в познании Тонкого Мира существуют Руководители, которые «встречают нас и помогают, если мы их принимаем».

«Сон — это когда дух не окончательно покидает тело, а может выделяться из него и потом снова возвращаться. На Земле человек соприкасается с Тонким Миром через сновидения». Он может побывать во сне в высоких сферах. «Там та же природа, только сублимированная, прекрасная, утонченная… Там есть и Солнце, и звезды можно увидеть. А вообще-то там необыкновенно красиво».

Из всего приведённого можно понять несостоятельность представлений о том, что после смерти душа может попасть либо в райские кущи, либо к чертям на сковородку. Души проходят непрерывный процесс совершенствования в Тонком Мире, который затем продолжается в нашем плотном мире, в котором им предоставляется свобода в выборе поступков. А затем вновь Тонкий Мир и новый виток по итогам пребывания на Земле. «Душа обязана трудиться и день и ночь» (Н. Заболоцкий).

С уважением к любому мнению, автор.