Сибирское Рериховское Общество            контакты          написать нам          (383) 218-06-71


Мысли на каждый день

Знание будет плодоносно там, где оно может быть воспринято.

Надземное, 245
"Мочь помочь - счастье"
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
Актуально


Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Сайты СибРО

Учение
Живой Этики

Сибирское
Рериховское
Общество

Музей Рериха
Новосибирск

Музей Рериха
Верх-Уймон

Сайт Н.Д. Спириной

ИЦ Россазия
"Восход"

Книжный
магазин

Город
мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей:         
Книги:         

ЮРИЙ РЕРИХ В ГОДЫ УЧЁБЫ (1919 – 1923). Часть 2. «Родной мой, помни о своём значении»



ЮРИЙ РЕРИХ В ГОДЫ УЧЁБЫ (1919 – 1923). Часть 2. «Родной мой, помни о своём значении»

09.12.2017

Наталья Кочергина

Выступление на "Круглом столе" СибРО 29 октября 2017 г. 

* Первая часть доклада - в журнале "Восход" №9-2017

В письмах молодого Юрия Рериха, при всей их краткости, ярко проступают черты его характера. Прежде всего отметим его трогательную заботливость к близким. Старшинство в возрасте по отношению к младшему брату Святославу навсегда откладывает в его душе чувство ответственности, любви и участия в его делах. Одно время они вместе учатся в Гарвардском университете. Юрий пишет родителям об их жизни, о брате, которому в ту пору всего 16 лет. «Света перешёл в Harvard [из Массачусетского технологического института], ибо скорее здесь кончает. Я рад, что он здесь, ибо здесь ему веселее. Живёт он у меня в доме и занимает комнату этажом ниже. Хлопочет о стипендии... Материально мы пока благополучны» (10 окт. 1921 г.). «Дорогие Папа и Мама! Пишу за Светку, ибо у него, у бедняги, масса работы» (8 нояб. 1921 г.).

В Париже, особенно остро ощущая свою отдалённость от родных, Юрий постоянно держит их в мыслях, старается выполнить все их просьбы, интересуется их делами, здоровьем.

«Поправилось ли здоровье Мамы? (…) К моему большому сожалению, для Светика книг ещё не нашёл. Были несколько книг по театру, но… не представляющих большого интереса. Постараюсь поискать в Париже. (…) Целую Вас и Светку. Любящий Вас Юрик» (14 сент. 1922 г.).

Юрий сообщает родным об умонастроениях в Европе, о событиях в общественной и политической жизни,  обо всём, что связано с Россией. Остро переживая происходящее на родине, он, однако, не идеализирует жизнь в Европе, трезво оценивая действительность, делая верные выводы. «В Германии купил интересную книгу Spengler’a “Das Untergang des Abendlandes”, т.е. “Падение Запада”, в которой он доказывает крушение Европейской цивилизации и восхождение России и Востока» (1 окт. 1922 г.). «Дела в Европе осложняются. Опять потрясают оружием. (…) Словом, закат близок, и нужно спасать, что остаётся ценного. Воистину живём в страшные времена, когда негде основаться. Идёт страшный бой на высшем плане, и постоянный нажим и гнёт его чувствуется очень сильно» (4 янв. 1923 г.).

Юрий мечтает поскорее уехать в Азию, чтобы углубиться в себя и в научную работу: «…мне часто приходится бывать в “свете”. Часто думаю о моём былом уединении. О тех часах, проведённых вместе с моими книгами (которые остаются моими лучшими друзьями) в Гарварде. Здесь этого уединения нет... Мечтаю, когда можно будет затвориться на Востоке. Я хочу там первый год провести совершенно один и изучить моё мировоззрение, которое сам я ещё мало знаю» (30 окт. 1922 г.).

В Париже Юрий выполняет ряд поручений Н.К. Рериха, знакомится с художественными кругами, готовя почву для идей «Корона Мунди» — международного художественного центра, основанного Рерихом в Америке. Ему также было поручено посетить Ирму Владимировну Манциарли, активистку теософского движения. Она часто бывала в Индии, в Адьяре, где размещался главный центр Теософского Общества, и могла оказать содействие Рерихам в налаживании контактов с теософами. Юрий передаёт ей «Книгу» — так Рерихи называли записи Бесед с Великим Учителем. «Нас очень интересует, как ты передал Книгу Манциарли, — запрашивает сына Елена Ивановна. — Поняла ли она значение этого? Сказал ли ты ей, чьи это сообщения, и вложил ли, передавая ей книгу, все устремления духа твоего на то, чтобы она почувствовала, чьи Слова ей вручаются!» (17 окт. 1922 г.)

Как-то, отвечая на вопрос В.Л. Дутко, Е.И. Рерих писала: «Вы спрашиваете — каковы мои Сыновья?.. Оба необыкновенно даровиты, талантливы... Оба в силу даровитости — трудные» (26 марта 1953 г.). Две даровитые и трудные души были доверены старшим Рерихам Великим Учителем, и нужно было без потерь привести их на Путь Служения. Планетные условия были таковы, что требовали исключительных мер. Только крепко спаянная группа из четырёх Рерихов, «Четырёх Стражей», могла выполнить сложнейшую миссию — помочь людям подняться на новую ступень сознания через принятие идей Учения Живой Этики.

Несмотря на молодость, Юрий Николаевич был посвящён в эту высокую миссию. Больше того, он тоже получал Сообщения от Учителя. Вот отрывок из записанных им «Бесед с Наставником о дверях Премудрости»:

«Яви Твой лик, о Господь благости!
Мир усыплённый покоится у ног Твоих.
Озари мир сверканием Твоего венца,
Дай испить источника полуночной тайны!»

Однако понять глубинный смысл Указов и Слов Великого Учителя часто бывает невозможно без земного наставника, без того духовного распознавания, которым обладает Гуру. Закон Иерархии непреложен. Николай Константинович и Елена Ивановна для своих сыновей были не просто отцом и матерью, но их ближайшими земными учителями. Огромна была роль Елены Ивановны в семье — в духовном плане именно она была Ведущей.

Особенными были эти отношения родителей и сыновей: поверх обычных родственных взаимоотношений было нечто такое, что выходит за рамки привычных представлений.

«Родной мой Юрик… я так радовался, видя, как дух Твой углубляется в Великое Служение, — читаем в письме Н.К. Рериха к сыну от 5 октября 1922 года. Мы живём в сплошной сказке. Всё растёт! Каждый день чудеса!» Письмо заканчивается словами: «Целуем крепко нашего родного Тамерлана — наш передовой отряд».

Близкие называли Юрия Тамерланом за воинственную сторону его натуры, которая была очень сильна в нём. «…Всё же Тамерлан любит блеск сабли», — писал о себе Юрий Николаевич (22 янв. 1923 г.). «Вы знаете мою… природу бунтаря…» (12 февр. 1923 г.); «Трудно мне справиться с самим собою. Слишком много бурности, обуздать которую трудно» (21 февр. 1923 г.).

Мощному духу, который воплотился в семье Рерихов как старший сын, помимо изучения наук, в эти годы предстояло укрепиться на пути Служения и закалиться духом, а значит, испытания были неизбежны.

Во время учёбы в Париже, когда Юрий впервые оказался один, вдали от отца и матери, ему пришлось пройти через труднейшее испытание. Это был момент, когда со стороны тёмных сил была предпринята попытка разбить «Шествие четверых» и помешать осуществлению Великого Плана. Натиск шёл на слабейших — прежде всего в силу их молодости — на сыновей Рерихов.

Очень трудно далась эта борьба Николаю Константиновичу и Елене Ивановне, которая вступила в настоящее сражение за сыновей. Её любовь к детям была безграничной, но никогда не затмевала главного — понимания великой ответственности за весь План Владык. «Милый, милый Юханчик, как мучительно хочется мне передать тебе мою веру, мою любовь и моё устремление к исполнению возложенного поручения. Как оно прекрасно! и как огромно! Мы четверо — еле охватываем его! Родной Мой, помни о своём значении! (…) Не выкажи слабости, не поддавайся сомнению… ты должен быть твёрд как адамант!» (17 окт. 1922).

Николай Константинович и Елена Ивановна требовали от сыновей точного и безусловного выполнения всего, что им поручалось. «Дорогой Юрик, по указу Учителя имею напомнить Тебе о том, что должно быть исполнено… — писал сыну Н.К. Рерих. — Сейчас время очень тяжкое, и надо уметь пережить его твёрдо и достойно Великого Служения. (…) Между тем Ты уже нарушал писанное Тебе. И теперь Ты вопреки нашим письмам поехал на Юг. Ты скажешь, что это мелочь. Но если в деталях Служение извращается, то и в главном могут быть изменения. Почём знаешь Ты, что упущено Тобою этим несвоевременным отъездом. В наши двери стучится вечное чудо, и можем ли мы самовольничать и тем лишаться многого. Не будем обычными, ибо тогда лишь обычное нам уготовлено. (…) Ещё раз прошу и настаиваю, чтобы указания исполнялись точно» (5 янв. 1923 г.).

«Родной Юрик, держись крепко указов Учителя, данных через нас. Известная иерархия необходима. Каждое уклонение несёт за собою невероятные сложности и берёт лишнюю силу Учителя. А мы не имеем права лишне расходовать эту драгоценную энергию», — пишет Н.К. Рерих в другом письме (3 февр. 1923 г.).

Одним из труднейших испытаний для духа, вступившего на путь Служения, является умение слышать и выполнять Указы Учителя, для чего необходимо явить всю зоркость, и находчивость, и интуицию.

Сыновья Рерихов были ещё очень молоды, и естественно, что возле них появляются друзья, такие же молодые люди. Живя в Париже, Юрий Николаевич стал часто бывать в семье И.В. Манциарли. Подружившись с одной из её дочерей, он убеждён, что нашёл не просто родственную душу, но свою судьбу. Молодые люди строят планы их дальнейшей совместной жизни. При этом Юрий Рерих не знает, что стоит в одном шаге от того, чтобы свернуть с Пути Служения. Ошибочно, слишком по-земному трактует он получаемые знаки и Сообщения. Указы же, которые шли от Николая Константиновича и Елены Ивановны, Юрий воспринимает как обычные советы родителей и не всегда относится к ним с должной серьёзностью. Елена Ивановна прилагает всю силу своей любви, чтобы развеять туман, мешающий Юрию увидеть реальность происходящего.

«Родной мой Юхан... (…) Нам очень трудно — поверь — атаки идут со всех сторон — хотят разбить шествие четверых — не могут ничего поделать с нами, стараются всячески атаковать слабейших. (…) Писать тебе, что мы пережили за декабрь, не могу — всё расскажем, и ты поймёшь, как мы страдали» (2 янв. 1923 г.).

«Юхан, Юханчик Мой любимый, слушай меня, пишу тебе, а сердце моё кровью обливается — пойми ты — как ты близок утерять свой путь! — Неужели ты идёшь обычной дорогой? (…) Родной Мой, помни, что никакие личные соображения не руководят нами — мы лишь действуем согласно Благому — Великому Плану Нашего Учителя. (…) Вспомни свой дух! И пойми, что сейчас страшная борьба… Если [бы] ты мог чувствовать, сколько тревоги у нас за тебя и за Светика. Он тоже атакован и почти час в час, и день в день. — Но он ещё моложе, и это труднее…» (8 янв. 1923 г.). 

«Если б я могла всё рассказать тебе, во что вовлечён был Святослав... [Учитель] обещал мне помочь… и действительно возвратил нам Светика. Ах, Юрик, что за мощное и чудесное Руководство! Какая мудрость во всём. Как все испытания на пользу. Мальчик мой, не отринь водящую Руку. (…) Прими и выдержи испытание. Как счастлив ты будешь, пройдя его, поднявшись и заслужив доверие Учителя… И прошу явить силу духа — Трижды сын мой! Услышь зов!» (30 янв. 1923г.).

«Брось все мысли, умаляющие тебя… не стремись по обычной дороге. (…) В эти дни чудес неужели мы не увидим тебя в наших рядах?! (…) Родной мой, любимый сын, почувствуй боль души нашей. Знаем, как тебе трудно — борьба с самолюбием и предрассудками, рождёнными им, одна из тяжелейших. (…) Вспомни, Юрик мой, как я гордилась проявлением мужества у тебя. Употреби это мужество сейчас, сумей распознать, не дай предрассудку самолюбия восторжествовать. (…) Проснись, Юрий, ведь дух твой близок мне, и борения твои знакомы мне и потому могу говорить» (4 апр. 1923 г.).

«Прошу Тебя и как сына, и как рыцаря, — пишет Юрию отец. — В моменты, когда страны сливаются, когда границы миров трепещут, надо быть выше личного. (…) Часто мы стараемся отнести указ нам — к кому другому, и в минуты величайшей мировой трудности мы легкомысленно поглощаем энергию Учителя, заставляя Его вести за нас библейскую битву» (12 февр. 1923 г.). 

 И вновь слова матери: «Помнишь, сколько раз Учитель указывал тебе слушать мой голос. (…) …Все Указы Учителя идут лишь через нас. (…) Твоё ослушание указам… родило столько осложнений» (25, 27 янв. 1923 г.). «Мальчик мой родной, чуй любовь мою, чиста любовь матери, лишь о твоём благе мысли!» (5 февр. 1923 г.)

Юрий Николаевич пишет в ответ, какую глубокую боль причиняет ему сознание, что родители страдают. «Милые Папа и Мама, как хотелось бы вылить в письме всю мою любовь к Вам, но в письме это так трудно. Многое, многое было пережито…» (22 янв. 1923 г.). 

Он очень волнуется за брата: «Что происходит со Светкой? (…) Напишите мне о нём и крепко за меня обнимите, ибо я часто о нём думаю, и хотелось бы опять его повидать» (22 янв. 1923 г.).  «Бедный Светка, как я его понимаю…» (12 февр. 1923 г.)

По письмам Юрия Николаевича чувствуется, какая борьба происходит в нём самом. В письме к родителям от 21 февраля 1923 года он признаёт: «Конечно, ошибка была сделана огромная. (…) …Отрешиться от идеи служения я не могу, ибо это слишком великая вещь… продолжаю верить в Учителя и, как солдат, готов следовать Его указу, даже если придётся перенести много горя. (…) Как тронула меня приписка Мамы: “Мальчик, родной мой, чуй любовь мою”. Да, я её чую, и верю в неё».

Ю.Н. Рерих с честью выдержал суровое испытание и не сошёл с предназначенного ему великого Пути на дорогу «обычного человека», от чего так предостерегали его родители. Из большой внутренней борьбы Юрий Николаевич выходит победителем.

В марте 1923 года Е.И. Рерих пишет Юрию: «Родной мой, любимый Юханчик, твоё письмо от 21 февраля принесло нам большую радость. Снова могу гордиться моим сыном — большой дух победил».

«Милый, родной мой мальчик, бесконечно рада полученному тобою Указанию. …Следуй ему всем устремлением существа твоего, ибо только в нём спасение твоё. (…) …В страданиях закаляется дух, и даже в них мы научаемся находить радость, принося их на алтарь Служения». Эти слова Елена Ивановна написала 17 апреля. До встречи всей семьи в Европе оставалось чуть меньше месяца.

 

Глубокая и нежная любовь Юрия к отцу и матери, доверие и преданность Высшему помогли ему преодолеть трудный и опасный порог жизни и взойти на новую духовную ступень. В этом была огромная заслуга Николая Константиновича и Елены Ивановны. «…Чуткие духи — нелёгкое задание для матери… — писала Елена Ивановна одной из своих корреспонденток. — Ведущая Звезда — Мать должна явить пример мужества и ничем несломимого устремления к Высшему Идеалу в Облике Великого Владыки» (26 марта 1953 г.). Елена Ивановна и была для своих сыновей такой Ведущей Звездой, которая провела их по жизни самым высоким путём

В мае 1923 года семья Рерихов воссоединилась, они вновь были вместе. Вчетвером они отправляются в путешествие по городам Европы, а через полгода вступают на землю обетованной Индии. И когда мы читаем письма, написанные Юрием Николаевичем в Индии в 1924 году, мы понимаем, что перед нами уже не просто 22-летний юноша, но зрелый, мужественный воин, ясно осознающий свою цель и твёрдо ступающий по предначертанному ему Горнему Пути.

Но это уже тема другого сообщения.

 

Литература

Рерих Е.И. Письма. Т. 1. М.; МЦР, 2002.

Рерих Ю.Н. Письма. Т. 9. М.: МЦР, 2009.

Николай Рерих. Великая симфония жизни (Автомонография): http://rerich9.sitecity.ru/ltext_0204005540.phtml