Мысли на каждый день
Не сосредоточенность, не приказ воли, но любовь к Иерархии рождает непосредственное Общение.
Мир Огненный, ч.2, 296

"Мочь помочь - счастье"
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Сайты СибРО

Учение Живой Этики

Сибирское Рериховское Общество

Музей Рериха Новосибирск

Музей Рериха Верх-Уймон

Сайт Б.Н.Абрамова

Сайт Н.Д.Спириной

ИЦ Россазия "Восход"

Книжный магазин

Город мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей

Трансляции

Книги


Лев Толстой о Единстве мироздания



Лев Толстой о Единстве мироздания

17.10.2011

Подборка Максима Орлова, д. Горваль Гомельской области (Беларусь).

• Всё живо, и во всём живёт Одно.1

• Всё в мире живое, мёртвого нет, все предметы, которые мы считаем мёртвыми, неорганическими, суть только части огромного органического тела, которое мы не можем обнять, и поэтому задача человека, как частицы большого организма, состоит в поддержании жизни этого организма и всех живых частей его. 2

• Все существа - отдельные проявления сознания. И земля, и материальный мир, должно быть, имеют сознание, только оно нашему пониманию недоступно. 3

• Ужасно одиноко положение того, кто не чувствует своего единения со всеми отдельными существами. Когда подумаешь о всех людях, существах, живущих отдельно, - ужас берёт. Успокаивает и радует даже, когда их обнимаешь разумом и любовью. 4

• Умиление и восторг, которые мы испытываем от созерцания природы, это - воспоминание о том времени, когда мы были животными, деревьями, цветами, землёй. Точнее: это - сознание единства со всем, скрываемое от нас временем. 5

• Самое трудное состоит в том, чтобы уметь соединять в душе своей значение всего. 6

• Нравственность не может быть ни на чём ином основана, кроме как на сознании себя духовным существом, единым со всеми другими существами и со всем. Если человек не духовное, а телесное существо, он неизбежно живёт только для себя, а жизнь для себя и нравственность несовместимы. 7

• Когда живу для себя, страдаю. Когда есть сознание, что живу для Целого, тогда я легко переношу страдания. 8

• Мы все, одно и то же Начало, разделены, и наше дело, дело нашей жизни - соединяться в Боге. 9

• Избегай всего, что разъединяет людей, и делай всё то, что соединяет их. 10

• Все люди не только братья, равные между собою, но во всех их живёт один и тот же Дух Божий. Тела людей разделяют их между собою, но тот Дух, который живёт в них, соединяет их, и это единство душ мы познаём любовью. 11

• ...Глядел на портреты знакомых писателей, всех умерших, живо представил себе, что это всё тот один Он, который во мне, который проявлялся различно во всех их, который проявляется теперь во всех людях, встречающихся мне, и в В., и в S. Ах, если бы всегда не только помнить, но чувствовать это! 12

• ...Вспомнил так живо милого мальчика Н., что мне представилось, что я - он, что я улыбаюсь его улыбкой, блещу его глазами. Так это бывает, когда любишь. Разве это не явное доказательство того, что во всех нас живёт один Дух, и что любовь уничтожает разделение. 13

• Если люди серьёзно и искренно ответят себе на вопрос о смысле жизни, то они непременно совпадут центрами, а, совпав центрами, совпадут всеми радиусами. Совпавши же радиусами, охотно откинут всё то, что разделяет их. То, что одни окружности больше, другие - меньше, не помешает согласию. 14

• Если мы живём для Бога, а не для себя, то мы неразлучны. 15

• Благо отдельного человека только тогда истинное благо, когда оно благо общее. Жизнь только в отречении от личности. 16

• Закон жизни прекрасно изображается пальцами в перчатке: отдели их, воображая увеличить тепло каждого пальца, - и всем холодно, и чем лучше отделены, тем холоднее; откинул перегородки, соединил - всем хорошо. 17

• Братство естественно, свойственно людям. 18

• Достижение кооперации, коммунизма, общественности вместо индивидуализма получится только от следования каждым из людей незамутнённому побуждению сердца, совести, разума, веры, как хотите назовите, закона жизни. Пчёлы и муравьи живут общественно не потому, что они знают то устройство, которое для них самое выгодное, и следуют ему - они понятия не имеют о целесообразности, гармоничности, разумности улья, кочки муравейной, какими они нам представляются; а потому, что они отдаются вложенному в них (мы говорим) инстинкту, подчиняются, не мудрствуя лукаво, а мудрствуя прямо, - своему закону жизни. Я представляю себе, что если бы пчёлы могли сверх своего инстинкта (как мы называем), сверх сознания своего закона ещё придумывать наилучшее устройство своей общественной жизни, они бы придумали бы такую жизнь, что погибли бы. В этом одном сознании закона есть нечто и меньшее, и большее рассуждения. И только оно дано приводить на тот узкий единственный путь истины, по которому следует идти человеку и человечеству. 19

• ...Иду по деревне и смотрю - копают разные мужики. Каждый для себя картофельную яму, и каждый для себя кроет, и многое другое подобное. Сколько лишней работы! Что, если бы всё это делать вместе и делить. Казалось бы, не трудно: пчёлы и муравьи, бобры делают же это. А очень трудно. Очень далеко до этого человеку, именно потому, что он разумное, сознательное существо. Человеку приходится делать сознательно то, что животные делают бессознательно. 20

• Самое невыгодное (экономически, да и всячески) расположение людей такое, когда человек работает для себя одного, защищает, обеспечивает себя одного. Я думаю, что если бы так было, если бы не было групп, хоть семьи, где люди работают для других, то люди не могли бы жить. Самое выгодное устройство (экономическое, да и всякое) людей такое, при котором каждый думал бы о благе всех и беззаветно отдавал бы себя служению этому благу. При таком настроении всех каждый получит наибольшую долю блага.

Всякий ребёнок знает, что самое выгодное для всех было бы то, чтоб каждый заботился об общем деле и потому был бы обеспечен как член общего.

Наивыгоднейшее устройство всех получится не тогда, когда целью каждого будет стоять выгода, земное благо; оно получится только тогда, когда целью каждого будет стоять благо, независимое от земного, когда каждый от сердца скажет: блаженны нищие, блаженны плачущие, гонимые. Только тогда, когда каждый не будет искать блага земного, когда будет искать духовного, всегда совпадающего с жертвой, проверяемого жертвой, только тогда получится наибольшее благо всех. 21

• Совершенно ясно, что выгоднее всё делать сообща, но рассуждения для этого недостаточно. Если бы рассуждение было достаточно, то это давно бы уже было. То, что это видно по капиталистам, не может убедить людей жить сообща. Кроме рассуждения о том, что это выгодно, надобно, чтобы сердце было готово так жить (мировоззрение было такое, которое совпадало бы с указанием разума), а этого нет и не будет, пока не переменятся желания сердца, то есть, мировоззрение людей. 22

• Единение достигается только свободным движением всего человечества в приближении к единой истине, которая одна и поэтому одна и может соединить людей. 23

• Будем всеми силами держаться сами, для себя, всей истины во всём том свете, в котором она открылась нам, и этот свет неизбежно будет освещать людей вокруг нас, и эта же истина неизбежно соединит всех нас, если бы мы даже об этом не думали, потому что истина одна, и только она одна прочно соединяет людей. 24

• Как только я начал понимать ход вещей в этом мире, я увидал, что одно только начало взаимного сочувствия обусловливает собой прогресс человечества. Вся история есть не что иное, как всё большее и большее уяснение и приложение этого единственного принципа солидарности всех существ.

Наибольшее доступное человеку счастие, самое свободное, самое счастливое его состояние есть состояние самоотречения и любви. 25

• Как всё легко развязывается, когда у людей не бесчисленные цели жизни, в достижении которых они все мешают друг другу, а только одна, в стремлении к которой все помогают друг другу. 26

• Дело жизни есть единение со всем живым.

Мы живы только в той мере, в которой сознаём себя частью всего бесконечного, закон же бесконечного есть это единение. 27

Чем глубже зачерпнуть, тем общее всем, знакомее и роднее. 28

• Дороже всего единение, искание единения и пренебрежение всем тем, что может разделять нас. 29

• ...Я только недавно сердцем почувствовал, понял, как вера человека (если она искренна) не может уменьшить его достоинств и моей любви к нему. И с тех пор я перестал желать сообщать свою веру другим и почувствовал, что люблю людей совершенно независимо от их веры и нападаю только на неискренних, на лицемеров, которые проповедуют то, во что не верят, на тех, которых одних осуждал Христос. Ведь стоит только подумать о тех миллионах, миллиардах людей - индусов, китайцев и др., которые поколениями живут и умирают, не слыхав даже о том, что составляет предмет моей веры. Неужели они мне не братья, одного Отца-Бога дети, оттого, что совсем иначе веруют, чем я, и мне надо разубеждать их в их вере и убеждать в своей? Нет, я думаю, что нам надо прежде всего любить друг друга, стараться как можно теснее сближаться. Чем больше мы будем любить друг друга, тем более мы почувствуем себя едиными в своих сердцах, и тем незначительнее покажутся нам несогласия наших умов и слов. 30

• Цель одна, но у каждого свой путь. 31

• Человечество должно объединиться в одной и той же вере, потому что душа человеческая лишь кажется многообразной и различной в каждом отдельном человеке, на самом же деле - одна во всех существах. 32

• При общении с людьми нужно помнить о том, что в нём, с кем общаешься, то же самое высшее, святое, чем я живу, и что в общении этом важнее, главнее всех других поводов общения моё духовное единение с ним, достигаемое только одним - любовью. 33

• Жизнь всякого человека есть не что иное, как освобождение вечного Божественного Начала, составляющего сущность души, от ложного сознания своей отделённости - личности. 34

• Какое счастье знать, что то, чем я живу, что моё настоящее Я ограничивается не одним мною, а живёт вне меня, в людях, совсем далёких по времени и месту и которых я никогда не видал. 35

• Большая бывает разница между жизнью такого человека, который считает себя отделённым от всех людей, и такого, который понимает, что все люди одно, что один Бог живёт во всех. 36

• Как различны кажутся нам, когда мы думаем только об их вкусе и виде: мелкое, зелёное, жёсткое лесное яблоко и крупное, румяное, нежное садовое. А то, что и в том, и другом яблоке не умрёт, то, от чего взялось и то, и другое яблоко, одно и то же и в том, и другом: яблочное зёрнышко. То же и в людях, и во всём живом. 37

• Признание собою своего отдельного, телесного существа тогда, когда пробудился в человеке разум, есть заблуждение, подобное тому, в котором находилась бы бабочка, выведшаяся из куколки, продолжая признавать собою свою куколку, от которой она уже отделилась. 38

• Личная жизнь - борьба, жизнь разумная есть единение. Личная жизнь есть несогласие, противление жизни мира, жизнь разумная вся в согласии с жизнью мира. Жизнь личная уничтожается смертью. Для жизни разумной нет смерти. 39

• ...Я сижу в бане, и мальчик-пастух вошёл в сени. Я спросил: Кто там? - Я. - Кто я? - Да я. - Кто ты? - Да я же. Ему, одному живущему на свете, так непонятно, чтобы кто-нибудь мог не знать того, что одно есть. И так всякий. 40

• Когда видишь много людей новых, таких, каких никогда не видал, хоть где-нибудь в Африке, в Японии: человек, другой, третий, ещё, ещё, и конца нет, всё новые, новые, такие, каких я никогда мог не видать, никогда не увижу, а они живут такой же эгоистичной своей отдельной жизнью, как и я, то приходишь в ужас, недоумение, чтО это значит, зачем столько? Какое моё отношение к ним? Неужели я не видал их, и они мне чужие? Не может быть. И один ответ: они и я одно. Одно и те, которые живут, и жили, и будут жить, одно со мною, и я живу ими, и они живут мною. 41

• ...Вот Паскаль умер двести лет тому назад, а я живу с ним одной душой, - что может быть таинственнее этого? Вот эта мысль [мысль Паскаля, прочитанная Толстым], которая меня переворачивает сегодня, мне так близка, точно моя!.. Я чувствую, как я в ней сливаюсь душой с Паскалем. Чувствую, что Паскаль жив, не умер, вот он! Так же, как Христос... Это знаешь, но иногда это особенно ясно представляешь. И так через эту мысль он соединяется не только со мной, но с тысячами людей, которые её прочтут. Это - самое глубокое, таинственное и умиляющее... 42

-----------------------------------------------------------------

1 Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений в 90 томах. - Гослитиздат, 1929-64, т.75, стр.129-130.

2 Толстой Л.Н. Собрание сочинений в 20 томах. - Москва, "Художественная литература", 1960-65, т.13, стр. 412.

3 Маковицкий Д.П. Яснополянские записки. - Москва, "Наука", 1979, "Литературное наследство", т.90, кн.3, стр. 101.

4 20-томник, т.20, стр.151.

5 20-томник, т.20, стр.239.

6 20-томник, т.6, стр.331.

7 20-томник, т.20, стр.272.

8 Маковицкий, кн.3, стр.88.

9 Маковицкий, кн.4, стр.33.

10 20-томник, т.20, стр.267.

11 ПСС, т.82, стр.106.

12 20-томник, т.20, стр.261.

13 20-томник, т.20, стр.264.

14 ПСС, т.71, стр.356.

15 ПСС, т.71, стр.262.

16 ПСС, т.67, стр.270.

17 20-томник, т.20, стр.289.

18 20-томник, т.20, стр.117.

19 20-томник, т.19, стр.449.

20 20-томник, т.19, стр.435.

21 20-томник, т.19, стр.388.

22 20-томник, т.20, стр.103.

23 20-томник, т.16, стр.540.

24 ПСС, т.67, стр.169.

25 ПСС, т.64, стр.97.

26 ПСС, т.64, стр.39.

27 ПСС, т.73, стр.63.

28 20-томник, т.18, стр.105.

29 ПСС, т.77, стр.132.

30 ПСС, т.74, стр.49.

31 ПСС, т.75, стр.163.

32 ПСС, т.77, стр.38.

33 ПСС, т.78, стр.176.

34 ПСС, т.75, стр.227.

35 ПСС, т.88, стр.41.

36 ПСС, т.90, стр.214.

37 ПСС, т.90, стр.214.

38 ПСС, т.90, стр.136.

39 ПСС, т.85, стр.395-396.

40 20-томник, т.19, стр.473.

41 20-томник, т.19, стр.470.

42 Булгаков В.Ф. Л.Н.Толстой в последний год его жизни. - Москва, 1989, стр.303.

43 20-томник, т.5, стр.177.