Сибирское Рериховское Общество            контакты          написать нам          (383) 218-06-71


Мысли на каждый день

Лишь малое сознание отрицает, но дух огненный всеобъемлет.

Мир Огненный, ч.3, § 269
"Мочь помочь - счастье"
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
Актуально
Музей открыт. Приходите с 11 до 19, кроме вторника.




Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Сайты СибРО

Учение
Живой Этики

Сибирское
Рериховское
Общество

Музей Рериха
Новосибирск

Музей Рериха
Верх-Уймон

Сайт Б.Н. Абрамова

Сайт Н.Д. Спириной

ИЦ Россазия
"Восход"

Книжный
магазин

Город
мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей:         
                   
                   
Трансляции:   
                 

Книги:         


 
 
 

Н. К. Рерих: сложите ступени грядущего…



Н. К. Рерих: сложите ступени грядущего…

18.05.2012


Николай Константинович Рерих — известный художник, философ, археолог, путешественник, педагог и общественный деятель неразрывно связан с Императорским Санкт-Петербургским Университетом. Он родился в Петербурге на Васильевском острове. Здесь прошло его детство и юность. Дом, где жила семья, стоял на Университетской набережной, напротив Николаевского моста. Окна выходили на Неву. С балкона открывался вид «до самого Горного института».

Отец его был известный петербургский юрист, владелец нотариальной конторы. Семью часто навещали деятели науки и культуры: историки Н. И. Костомаров и К. Д. Кавелин, учёный-химик Д. И. Менделеев, монголоведы К. Ф. Голстунский и А. М. Позднеев, художник М. О. Микешин и др. Духовным отцом его матери, Марии Васильевны, урождённой Калашниковой, являлся протоирей отец Иоанн Кронштадтский. Общение с высокодуховными, передовыми людьми своего времени, не могло не оставить след в душе юноши. На всю жизнь ему врезалось в память напутствие преподобного, сказанное однажды: «Не болей! Придётся для Родины много потрудиться».

Много всего самого «милого и памятного» было связано у юного Николая с летними месяцами проведёнными в поместье Извара, находящегося недалеко от станции Волосово. Общение с природой, охота, первые курганные раскопки — всё это расширяло внутренний мир будущего художника. Позже он будет вспоминать: «От самых ранних лет небесное зодчество давало одну из самых больших радостей. Среди первых детских воспоминаний прежде всего вырастают прекрасные узорные облака. Вечное движение, щедрые перестроения, мощное творчество надолго привязали глаза ввысь. Чудные животные, богатыри, сражающиеся с драконами, белые кони с волнистыми гривами, ладьи с цветными золочёными парусами, заманчивые призрачные горы — чего только не было в этих бесконечно богатых, неисчерпаемых картинах небесных».

Учился мальчик в одном из лучших и передовых заведений города — гимназии К. И. Мая. Она имела прекрасную репутацию и по выражению Д. В. Философова, её выпускника, «таинственного острова, отделённого бесконечным океаном от казёнщины». Провозглашённый девиз школы «Сперва любить — потом учить» сплотил в этом месте группу преподавателей-единомышленников, считавших своим долгом воспитывать в первую очередь образованных и высоконравственных людей.

После окончания гимназии в 1893 году по настоянию отца Николай Рерих поступает на юридический факультет Санкт-Петербургского Университета. Одновременно он подаёт документы в Академию художеств. Эти два учебных заведения завершили формирование его личности.

На долгие годы в памяти остались воспоминания об учёбе в Университете, оказавшем значительное влияние на молодого человека. Любимые предметы — история русского права и римское право. Н. К. Рерих писал, что «на юридическом факультете сдавались экзамены, а на историческом слушались лекции» и «исторический, а не юридический факультет считал меня своим». Его преподавателями в Университете были известные профессора С. А. Бершадский, И. Я. Фойницкий, В. В. Ефимов, В. И. Сергеевич, Н. М. Коркунов, В. Н. Латкин, Ф. Ф. Мартенс, А. Х. Гольмстен, В. И. Адамович и др. На историческом факультете преподавали С. Ф. Платонов, Н. И. Кареев, Н. И. Веселовский, Ф. А. Браун. В 1896 году группа студентов решила издать сборник литературных произведений в пользу Общества вспомоществования студентам, чтобы «принести посильную помощь нуждающимся товарищам». Николай Рерих оформил обложку и оглавление для этого сборника, сделал более двадцати виньеток и заставок к литературным произведениям.

В стенах Академии художеств его учителями были Н. А. Лаверецкий, И. П. Пожалостин, Г. Р. Залеман, П. П. Чистяков, Б. П. Виллевальде. Здесь вместе со своим товарищем Леоном Антокольским он становится инициатором создания студенческого кружка, чтобы помогать друг другу «развиваться, образовываться, расширять кругозор». Уже тогда юноша мечтает о гармоничном развитии, о духовном братстве людей: «…все должны быть честные, хорошие, добрые. Должны быть далеки от зависти, этого разлагающего элемента. Чтобы в этом кружке было поменьше грязи, ведь и без того чересчур много подлости и грязи кругом».

С 1895 года в Академии художеств он занимается в пейзажной мастерской под руководством профессора А. И. Куинджи, ставшего для Н. К. Рериха «учителем не только живописи, но и всей жизни». Мощный потенциал учителя дал громадный импульс в развитии художника — он поддержал и укрепил его творческие начинания, привил широту взглядов и неуклонность движения к намеченной цели.

Синтез муз науки и искусства, синтез Университета и Академии оказал гармоничное влияние на молодого человека. В это время закладывались, формировались те жизненные основы, те принципы, которыми он будет руководствоваться в своей жизни и опираться в своей дальнейшей деятельности. Позже они проявятся в мощной, творческой и выдающейся личности Николая Константиновича. Они будут двигать его вперёд, как исследователя, археолога и путешественника, научного деятеля и творца.

Вскоре после окончания этих учебных заведений он едет во Францию повышать своё художественное образование. В Париже Рерих занимается в мастерской известного художника и педагога Фернана Кормона. После приезда поступает на службу в Императорское Общество поощрения художеств в качестве секретаря. С этого времени начинают активно проявляться синтетические способности Николая Константиновича, чему будут удивляться его друзья и завидовать недоброжелатели — его работоспособности, коммуникабельности, умению широко мыслить, вмещать противоположные взгляды, иметь «глаз добрый» и уверенно идти к достижению своей цели.

Хочется отметить несколько направлений деятельности Н. К. Рериха, обозначившихся уже в молодые годы. В первую очередь, это усилия, направленные на сохранение искусства и старины, общественно-просветительская и педагогическая деятельность.

Уже в конце XIX века появляются статьи молодого выпускника Николая Рериха в русской периодической печати: «К природе», «За русское дело», «Заботы о старине». В них он пытался обратить внимание на положение дел в сфере охранения предметов старины: «Голос в защиту памятников древности, в защиту оплота народного самосознания никогда не лишний; лишь бы такие сетования не приобретали общего, малозначащего характера. Ничто так не обесценивает хорошего стремления, как “общее” благо». Рерих твёрдо верил, что «Не знающий прошлого не может думать о будущем».

В это время он по поручению Императорского Русского археологического общества предпринимает ряд раскопок в Новгородской, Псковской и Санкт-Петербургских губерниях. Чуть позже под его редакцией будет составлена археологическая карта Санкт-Петербургской губернии.

Н. К. Рерих совершает путешествие «по пути из варяг в греки». Полученными впечатлениями он делится с читателями журнала «Искусство и художественная промышленность»: «Поэзия старины, кажется, самая задушевная. Ей основательно противопоставляют поэзию будущего; но почти беспочвенная будущность, несмотря на свою необъятность, вряд ли может так же сильно настроить кого-нибудь, как поэзия минувшего. Старина, притом старина родная, ближе всего человеку…». Но в этой же статье художник сетует: «Разочаровал нас вид Кремля, разочаровали встречные типы, разочаровало общее полное безучастие к историчности этого места».

Через несколько лет, в 1903 году, он со своей женой Еленой Ивановной Рерих предпримет большое паломничество по сорока старинным русским городам от Казани до границы литовской. Целью этого путешествия было отобразить на полотне памятники древнего зодчества, разрушающиеся и отчасти уже разрушенные. В каждом из посещаемых городов художник пишет этюды русских древностей, а супруга его фотографирует «Пантеон древнего Искусства».

«Несказанная красота Ростова Великого, Ярославля, Костромы, Нижнего Новгорода, Владимира, Спаса на Нерли, Суздаля, всего Подмосковья с несчётными главами и башнями! Седой Изборск, Седно, Печёры и опять несчётные белые храмы, погосты, именья со старинными часовнями и церквями, домовыми и богатыми книгохранилищами. Какое сокровище!»

Интересен был сам подход художника к написанию этюдов: «Во всех этих городах он с большим рвением отыскивал постройки, наиболее характерные в архитектурном отношении, и в тех местах, где древние здания были искажены позднейшими пристройками, он старался закрепить в своих этюдах эти здания с таких точек, с которых первоначальный вид здания является неискажённым».

В начале января 1904 года Н. К. Рерих выставляет этюды русских древностей в Императорском Обществе поощрения художеств. Более семидесяти произведений было представлено на всеобщее обозрение. Экспозицию посещает Государь Император и после осмотра выражает желание видеть картины в Русском музее. К сожалению, этому пожеланию не суждено было сбыться, так как в день высочайшего посещения была объявлена война Японии и делу не был дан дальнейший ход. Позже, в монографии посвящённой Н. К. Рериху, Сергей Эрнст назвал эту серию этюдов «Пантеоном нашей былой Славы» и «Российскими Елисейскими Полями»

Вскоре, в марте 1904 года в Обществе архитекторов-художников Николай Константинович делает доклад «По старой Руси», основанный на впечатлениях от своей поездки по русским городам; в ноябре — доклад «Из прошлой и настоящей жизни русского искусства».

«Бесспорно, за эту четверть века много уже сделано для дела старины, но оправдания для нас в этом нет, и ещё гораздо больше остаётся впереди работы самой тонкой, самой трудной. И не такое дело старина, чтобы сдать её в археологические и архивные комиссии и справлять триумф её пышными обедами археологических съездов, да на этом и почить. Всё больше и больше около старины накопляется задач, решить которые могут не одни учёные, но только в единении с художниками, зодчими и писателями. <...> пора русскому образованному человеку узнать и полюбить Русь. Пора светским людям, скучающим без новых впечатлений, заинтересоваться высоким и значительным, которому они не сумели ещё отвести должное место, что заменит серые будни весёлою, красивою жизнью. Пора всем сочувствующим делу старины кричать о ней при всех случаях, во всей печати указывать на положение её. Пора печатно неумолимо казнить невежественность администрации и духовенства, стоящих к старине ближайшими. Пора зло высмеивать сухарей-археологов и бесчувственных педантов. Пора вербовать новые молодые силы в дружину ревнителей старины, — пока, наконец, этот порыв не перейдёт в единодушное, национальное движение, которым так сильна всегда наша могучая Русь».

Летом 1904 года художник вновь совершает поездки по России. Он посещает Углич, Звенигород, Калязин, Торжок... Тогда же у Николая Константиновича впервые оформилась мысль о «нужности особого охранения святынь народных». Сам Рерих, впоследствии, считал 1904 год — годом начала своего активного движения в защиту памятников искусства и культуры, хотя он и ранее подавал свой голос против невежества и разрушения. Вполне возможно, что мысли, которые возникали до этого, приняли более чёткое оформление — превратились в идею.

Открытки Общины Св. Евгении








С 1903 года Н. К. Рерих являлся членом-сотрудником Комитета Общины Св. Евгении Петербургского Попечительного комитета о сёстрах милосердия Красного Креста, входил в состав художественного совещания и комиссии, принимал активное участие в их работе. Он всячески способствовал расширению и распространению искусства с помощью открытых писем, которые Община начала выпускать с конца XIX века. Через года он вспоминал: «Это издательство художественных открыток оставило в течении русского искусства свою прекраснейшую страницу. Оно широко распространяло как русские, так и иностранные художественные произведения. Распространяло сведения об исторических памятниках России и всегда привлекало к ближайшему участию наиболее свежие и широко мыслящие силы. Сколько новых и подчас очень молодых собирателей было создано этими изданиями Евгениевской Общины. Сколько новых сведений о сокровищах русских общедоступно вливалось в широкие народные массы.

Прекрасное, благородное дело; уже теперь многие эти издания являются библиографической редкостью. А сколько этих изданий сейчас разлетелось по зарубежью! Нет такого удалённого острова, где бы не нашлась хотя бы одна Евгениевская открытка».

В 1905 году принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская, попечительница Общины Св. Евгении, ходатайствуя о присвоении Н.К. Рериху чина коллежского секретаря, обращается в Канцелярию Его Императорского Величества: «…г. Рерих, как художник, изучивший русские древности, входит в состав Художественного Совещания и Комиссии по усилению средств означенного Комитета, принося своим трудом безвозмездным громадную пользу Комитету по изданию сим последним, с благотворительной целью, художественных произведений: участие г. Рериха и других художников в этих изданиях дало возможность распространить издания не только по всей России, но и за границей, поставив эти издания наряду с лучшими произведениями европейских художников».

Позже в письме к американским сотрудникам Н.К. Рерих отмечал: «Вот уже сорок лет, как я причастен к Красному Кресту, и всегда эта работа была близка моему сердцу. Вы помните, как издания нашего Комитета Св. Евгении составили крупные суммы, так пригодившиеся на добрые дела. <…> Всё-таки открытки всегда были легкокрылыми вестниками и захватывали новые контингенты народа. <…> У нас дети и гимназисты, студенты и вся культурная часть общества составляла целые большие коллекции таких художественных открыток, воспитывая на них своё художественное чутьё. Эти издания вылились в многозначительную и широкую образовательную меру. Никакие лекции не могли так преуспеть, как эти маленькие доступные вестники искусства, легко входящие в любой быт. <...> Вспоминается, как мы сами и дети наши любили иногда по вечерам просматривать альбомы прекрасных художественных и исторических открыток. У нас к тому же Красный Крест имел привилегию на всех железнодорожных станциях и решительно повсюду продавать свои художественные издания».

Общиной Св. Евгении до 1917 года было выпущено более шести тысяч почтовых карточек. Это портреты царствующего дома и портреты выдающихся исторических деятелей, виды городов России, произведения, хранящиеся в музеях и известных картинных галереях, и интерьеры дворцов. Не менее полно представлена и современная русская школа живописи без различия направлений. Наряду с произведениями других художников напечатано более тридцати открыток с репродукциями картин Н. К. Рериха. Многие из них стали широко известны и выдержали несколько изданий — это«Ункрада», «Старая Рига», «За морями земли великие», «Старый король», «Песнь о викинге». Другие — менее известны: «Задумывают одежду», «Зимний городок», «На Дальнем Востоке», «Митава» и другие. Кроме того Общиной Св. Евгении изданы два фотопортрета Н.К. Рериха с факсимиле художника и несколько живописных работ западноевропейских мастеров из его собрания. Все вырученные средства от продажи открыток пускались на нужды Комитета Красного Креста: они шли на долгосрочные командировки сестёр в разные регионы России, на постройку санатория для туберкулёзных детей, на содержание больницы, аптеки, стационарных больных, открытия передвижной столовой и т.д.

Н. К. Рерих не только принимал участие в деятельности издательства Общины. Он всегда способствовал устройству выставок и по мере сил помогал в организации других проектов. Например, в зале постоянной выставки Общества поощрения художеств по его инициативе был устроен аукцион скульптуры и картин русских художников, пожертвовавших свои произведения на нужды помощи больным и раненым воинам на Дальнем Востоке.

Деятельность Николая Константиновича на посту секретаря Общества поощрения художеств заслуживает отдельного повествования. За пять лет (с 1901–1906) Рерих вложил много труда в развитие и процветание Общества. Чем только не приходилось ему заниматься. Он входил в жюри комитетов и экспертных комиссий для приёма художественных произведений на различные конкурсы и аукционы, на общий ежегодный конкурс и многие др. Принимал участие в грандиозных проектах Общества по устройству различных выставок: «Международной художественной выставке ювелирных изделий», «Французской художественной выставке», «Патриотической выставке». Для проведения посмертной выставки художника В. В. Верещагина, погибшего на броненосце «Петропавловск», его командировали в Москву с целью отбора произведений, оставшихся в мастерской знаменитого живописца. Более шестидесяти картин и шестисот рисунков привезли в Санкт-Петербург, чтобы продемонстрировать на посмертной выставке талантливого человека. Николай Рерих участвовал в составлении каталога Художественно-промышленного музея имени Д. В. Григоровича, расположенного при Обществе поощрения, вместе с директором музея академиком М. П. Боткиным.

Невозможно отобразить всё то, чем занимался и что сделал Рерих на ниве культуры и искусства. Если перечислить только заголовки его статей в печати, то будет ясна целенаправленность мыслей и действий художника: «Берегите старину», «По старине», «Радость искусству», «Восстановления», «Голгофа искусства», «Обеднели мы», «Всенародное»...

Наряду с этим он всё время совершенствовался как создатель и творец. В начале XX века образуются новые художественные объединения — они соберут вокруг себя все лучшие творческие силы России и станут играть значительную роль в искусстве и культуре страны. Это объединения «Мир искусства» и «Союз русских художников». Н. К. Рерих являлся членом этих организаций. Для молодого художника это был шаг вперёд, шаг к продвижению своего искусства, шаг к тому, чтобы тебя заметили и оценили. Так с первой же выставки «Мира искусства», в которой он участвовал, его картину «Город строят» приобретает Третьяковская галерея. В эти же годы его приглашают выставляться за рубежом: он посылает картины на Седьмую выставку берлинского Сецессиона, принимает предложение чешского общества «Манес».

Позже Николай Константинович станет членом многих комиссий и комитетов в защиту искусства, будет участвовать в работе многих съездов, собраний и кружков. Назовём лишь некоторые из них: член комиссии по реставрации храма Василия Блаженного в Москве, председатель комиссии музея Допетровского искусства и быта при Обществе архитекторов-художников, член-учредитель Общества возрождения Художественной Руси, член комиссии по реставрации картин в Эрмитаже, член комиссии по строительству Буддийского храма в Петербурге, член совета Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины, почётный председатель Совета Женских курсов высших архитектурных знаний, председатель Комиссии художественных мастерских для увечных и раненых воинов и другие. Причём он будет не числиться в этих комиссиях и комитетах, а принимать в них активное участие.

Когда в 1915 году отмечалось 25-летие художественной деятельности академика Н. К. Рериха, в заметке, посвящённой юбилею художника, Д. Бушен писал: «С именем Рериха связано всё, что происходило в художественной России за последние двадцать пять лет».

И это действительно так. Вклад Николая Константиновича Рериха в русскую культуру неоценим. Огромно наследие, оставленное им потомкам. Всю свою жизнь, все свои усилия он положил на ниву культуры и искусства, пропаганде духовности и высоких эстетических принципов. Его деятельность всегда была обращена к охранению достояния своей Родины и всеобщего мирового наследия. Ярко вписан в историю завет художника будущим поколениям: «Из древних чудесных камней сложите ступени грядущего».

А.П. Соболев, президент «Исследовательского Фонда Рерихов»,
член Ассоциации искусствоведов (Санкт-Петербург),
член Союза писателей Ленинградской области и Санкт-Петербурга.


Список литературы:

Н. К. Рерих. Из литературного наследия. М.: Изобразительное искусство, 1974; Николай Рерих в русской периодике.1891–1918. Вып.I: 1891–1901. СПБ.: Фирма «Коста», 2004; Знамя Мира. М.: МЦР, 1995; Николай Рерих в русской периодике.1891–1918. Вып.II: 1902–1906. СПБ.: Фирма «Коста», 2005; Н. К. Рерих. Письма к Л. М. Антокольскому. Вып. 3. СПб.: Сердце, 1992; РГИА. ф. 1409, оп. 4, ед. хр. 13 451; Рерих Н. К. Письма в Америку. М.: Сфера, 1998; Зодчий. 1904. 25 июля. № 30; Рерих Николай. Листы дневника. Т. I. М.: МЦР, Мастер-Банк, 1999; День. 1915. 10 декабря. № 340.


Статья опубликована в сборнике "Знаменитые универсанты в духовном мире России". Спб.: Знаменитые универсанты, 2011.