Сибирское Рериховское Общество            контакты          написать нам          (383) 218-06-71


Мысли на каждый день

Тонкость чувств, тонкость понимания, тонкость выражений и действий являются единым мерилом на пути продвижения.

Рерих Е.И. Письмо от 21.06.1934
"Мочь помочь - счастье"
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
Актуально
Музей открыт. Приходите с 11 до 19, кроме вторника.




Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Сайты СибРО

Учение
Живой Этики

Сибирское
Рериховское
Общество

Музей Рериха
Новосибирск

Музей Рериха
Верх-Уймон

Сайт Б.Н. Абрамова

Сайт Н.Д. Спириной

ИЦ Россазия
"Восход"

Книжный
магазин

Город
мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей:         
                   
                   
Трансляции:   
                 

Книги:         


 
 
 

ВЗЛЁТЫ ДУХА

 Спирина Наталия Дмитриевна

Н.Д.Спирина о Высоком искусстве

Вначале скажем несколько слов о баснях как об одной из форм стихосложения. Это замечательный, совершенно особый жанр — в нём имеется поэзия в её чистом виде, со всеми полагающимися ей атрибутами, но отличающаяся особым, присущим только басне, оригинальным содержанием. В баснях представляются в виде животных наши особенности, пороки, черты характера; они все высмеиваются, но очень тонко, изящно; все описываемые события происходят между зверями, но параллели очень просматриваются. Крылов превосходно владеет этим жанром, его стихи по форме — это верх совершенства поэтического мастерства.

Начинала я своё, можно сказать, приобщение к поэзии именно с басен Крылова, вслед за которыми шли Пушкин и Лермонтов.

Возьмём басни Крылова — как они через призму Учения заново открывают свой внутренний смысл: то, что мы с детства знали и лепетали ещё маленькими детьми, вдруг обретает новый этический смысл в свете Живой Этики. В каждой басне выражен один из тех принципов, которые даны в Учении. Неблагодарность — это «Свинья под Дубом»; понимание подлинных ценностей — «Петух и Жемчужное зерно». Всем известна знаменитая басня «Ворона и Лисица». Что в данной басне высмеивается? — Пристрастие к лести и то, как льстец манипулирует объектом своей лести с определённым расчётом. «Мартышка и Зеркало» — в котором мартышка увидела не себя лично, а недостатки своих подружек, — это всё формы самообольщения, самомнения.

Очень много черт, встречающихся среди людей в жизни, можно найти у Крылова. Возьмём для примера басню «Мартышка и Зеркало»:

Мартышка, в Зеркале увидя образ свой, 
Тихохонько Медведя толк ногой:
«Смотри-ка, — говорит, — кум милый мой!
Что это там за рожа?
Какие у неё ужимки и прыжки!
Я удавилась бы с тоски, 
Когда бы на неё хоть чуть была похожа.
А ведь признайся, есть
Из кумушек моих таких кривляк пять-шесть:
Я даже их могу по пальцам перечесть». —
«Чем кумушек считать трудиться,
Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» —
Ей Мишка отвечал.
Но Мишенькин совет лишь попусту пропал.

Продолжим тему о поэзии. Что говорит В.В.Маяковский об этом искусстве? В коротких, резких, чётких тонах он даёт формулы поэзии. Приведём фрагмент из его поэмы «Разговор с фининспектором о поэзии». У фининспектора свой подход к поэзии — как бы с неё налог взять, а Маяковский говорит ему:

Поэзия — 
            та же добыча радия.
В грамм добыча, 
              в год труды.
Изводишь 
            единого слова ради
тысячи тонн
              словесной руды.
Но как испепеляюще 
                    слов этих жжение
рядом с тлением 
                 слова-сырца.
Эти слова 
            приводят в движение
тысячи лет 
            миллионов сердца.

Вот так понимал Маяковский поэзию! Мы знаем, как сохранилась древняя, подлинная поэзия, как она до сих пор движет сердцами, если это действительно настоящие слова. Именно о таких словах говорил шестикрылый Серафим у Пушкина: «Глаголом жги сердца людей». «Глаголом жечь» — значит зажигать устремление вверх и вперёд, для того чтобы люди не были равнодушны ко всему происходящему в мире.

Есть замечательное стихотворение английского поэта Шелли «Озимандия». Тема очень интересная, которая постоянно у нас звучит, — всё преходяще: слава, богатство, власть, — то, к чему стремится большинство людей, то, за что часто они отдают свою бессмертную душу ради нескольких лет властвования, славы или богатства, и чем всё это заканчивается — полной пустотой.

Я встретил путника: он шёл из стран далёких
И мне сказал: вдали, где вечность сторожит
Пустыни тишину, среди песков глубоких
Обломок статуи распавшейся лежит.

Из полустёртых черт сквозит надменный пламень —
Желанье заставлять весь мир себе служить;
Ваятель опытный вложил в бездушный камень
Те страсти, что могли столетья пережить.

И сохранил слова обломок изваянья:
«Я — Озимандия, я — мощный царь царей!
Взгляните на мои великие деянья,
Владыки всех времён, всех стран и всех морей!»

Кругом нет ничего... Глубокое молчанье...
Пустыня мёртвая... И небеса над ней...

В Живой Этике в современной форме изложены те же идеи, которые присутствовали и в классической, и древней литературе.

Ошибка некоторых людей состоит в том, что они не видят корней, из которых произошла Живая Этика. Они представляют её как нечто спустившееся с неба и данное нам как Откровение, без всякой связи с тем, что было перед этим у людей на Земле. А перед этим у людей на Земле была великая художественная литература с незапамятных времён, величайшими образцами которой люди питались, жили, возрастали, и которая тоже направляла их в своих лучших сочинениях к положениям, данным потом в ясном современном виде Учением Живой Этики. То есть одно от другого никак отрывать нельзя: корень один, истина одна, но выражается она в каждом веке по-разному.

Сейчас наступило время говорить об этой истине как бы в чистом виде, без притч, без метафор, без романтики, без подобных литературных произведений. Но они, тем не менее, нужны, если их не знать, то понять Живую Этику будет гораздо труднее. Потому что Живая Этика не сама по себе, не имеющая корней в прошлом, а продолжение проявления той же духовной культуры, которая испокон веков давалась человечеству в тех формах, в которых она в своё время могла быть принята. Теперь наступила эпоха духоразумения — когда Учение Живой Этики можно дать обычными словами, не используя приёмов художественной литературы. Но тем не менее знание литературы очень важно — мы и её лучше поймём, и почерпнём из неё много примеров для понимания Живой Этики. Литература — это иллюстрация к положениям Живой Этики в доступной для людей форме.

Есть писатели в мировой литературе, которые в наибольшей степени насыщены идеями Живой Этики, которые больше всего её проповедуют. Одни называют её нравственностью, другие — духовностью, — но это всё одно и то же. Возьмите Толстого: очень многие его произведения просто иллюстрируют положения Живой Этики, положения Евангелия. Например: «Где любовь, там и Бог», «Хозяин и работник», «Карма», «Чем люди живы», «Три старца».

У Достоевского всё его литературное творчество пропитано этикой, следствиями её нарушения, следствиями заблуждений людских. Князь Мышкин — очень интересный представитель той категории людей, которая наиболее близка Живой Этике. Почему его в то время и считали ненормальным, хотя среди всех именно он был самый нормальный. А старец Зосима в «Братьях Карамазовых»! Там целый раздел о нём, о том, как среди чудовищных преступлений и извращённых людей вдруг появлялся такой чистый источник.

Всё это — размышления великих писателей об этике. В каждом большом писателе можно найти острый интерес к этой теме. Каждый из них в очень яркой художественной форме показывает, что происходит, когда эти законы нарушаются или соблюдаются. Это чрезвычайно сильно воздействует на тех людей, которые в чистом виде принять философию ещё не могут.

Почему Толстой и Достоевский считаются великими психологами? Потому что они проникают в самую душу людей. А что такое душа человека? — Она состоит из принципов нарушения или применения Живой Этики.

Учение Живой Этики открывает нам новую грань в познании литературы, музыки и живописи; и шедевры мирового искусства начинают обретать новую ценность. Конечно, великие творцы прекрасного понимали, какой смысл они вкладывали в свои творения, но людям приходится постепенно дорастать до их понимания, и Живая Этика больше чем что-либо другое поможет им в этом. Пушкин «памятник себе воздвиг нерукотворный, к нему не зарастёт народная тропа», но надо научиться двигаться по этой тропе в нужном направлении. «Душа в заветной лире мой прах переживёт и тленья убежит — и славен буду я, доколь в подлунном мире жив будет хоть один пиит», — то есть поэт поймёт поэта и сумеет донести понимание о нём до обычных людей.

Во всей литературе прослеживается связь с Живой Этикой, и герои этой литературы или выполняют, или нарушают её заветы. Вспомним героев Шекспира, в которых с пронзительной силой выявлены положительные или отрицательные стороны свойств характера, на которые указывает Живая Этика. В образе Макбета показано, до чего может дойти властолюбие, толкающее его на многочисленные убийства своих соперников. В «Короле Лире» также показан крах властолюбия, которое приводит безудержного властолюбца к превращению в полное ничтожество, презираемое всеми. Ревность доводит до безумия Отелло, приведя его к убийству любимой жены. Гамлет считается олицетворением сомнения в существовании загробного мира. В «Ромео и Джульетте» — родовая месть, приводящая к гибели двух юных влюблённых.

Чехов в своих произведениях ярко показывает, что бывает, когда этика во взаимоотношениях между людьми нарушается.

В образе Татьяны, главной героини романа Пушкина «Евгений Онегин», воплощены верность своей любви и верность долгу. Татьяна не лукавя признаётся Онегину в том, что продолжает любить его, и в то же время утверждает верность своему супружескому долгу. Пушкин это гениально выразил в нескольких словах: «Я вас люблю (к чему лукавить?), но я другому отдана; я буду век ему верна». В этих немногих словах отражена вся красота сердца Татьяны. А героиня Толстого Анна Каренина, оставив мужа и сына ради животной страсти к Вронскому, кончила тем, что бросилась под поезд.

В книге «Светочи Мира» (изданной в 1994 году в издательстве СибРО) отображены люди, вступившие на духовный путь и достигшие больших духовных высот. «Светочи Мира» и стихи поэтов СибРО — это уже шаг к новой литературе, как по форме, так и по содержанию. Я писала и сказки, и рассказы, но стихи для меня являются наиболее возвышенной формой распространения Учения Живой Этики. Мировая этическая система требует своего выражения не только в прозе, но и в поэзии.

Стихи касаются лица
И окрыляют звёздной песней.
И нет числа, и нет конца
Путям, открытым в Поднебесье;

И нет запрета для души,
И нет мечтам ограничений,
Когда созвучия в тиши
Рождают радость откровений!

И вдохновенье, как поток,
Смывающий всю пыль и плесень...
О, этот неземной глоток —
Как он целителен, чудесен!

И проходя по тем местам,
Где возникали озаренья,
Мы ощущаем дуновенья:

То дети наших вдохновений —
Стихи касаются лица...

           * * * 
О, как малы они, творенья наши! 
Какую пользу может принести 
Ряд малых капель на большом пути, 
Огнём рождённых из кипящей чаши? 
      Но океан из капель состоит, 
      И берег тверди их волной омыт.1

4 мая — день поэзии, посвящённой темам Живой Этики и творчеству Николая Константиновича и Святослава Николаевича Рерихов. В этот день мы будем знакомить друзей со стихами поэтов Сибирского Рериховского Общества, пишущих на эти темы. Подобная форма выражения помогает приблизить Учение к читателям, особенно потому, что стихи, благодаря их рифмам, ритмам и метафорам, сильнее воздействуют на людей, чем проза.

Поэзия — это музыкальное звучание слов, любовь к прекрасному и стремление к воспеванию его; это лучшее выражение смысла речи. Стихи — результат многих трудов, поисков, стремлений и озарений. Поэтому мы особенно радуемся достойным стихам на наши духовные темы. Пишущие на эти темы должны особо строго подойти к своей работе, потому что от степени совершенства стиха будет во многом зависеть и восприятие заключённых в нём мыслей.

Живая Этика («Мировая этическая система» — по выражению академика А.Л.Яншина) требует своего выявления не только в прозе, но и в поэзии, так как последняя часто больше затрагивает сердца, чем первая, а сердце для постижения Живой Этики играет решающую роль.

Стихи прекрасны на всех языках, иначе это будут не стихи. К сожалению, многие стихи, переведённые с другого языка, во многом теряют эти, присущие им, высокие качества; поэтому счастливы те, кто может, благодаря знанию иностранных языков, читать шедевры мировой поэзии в подлинниках.

В книге «Надземное» сказано: «Нужно помнить, что отвергнутое, лишённое внимания произведение не может излучать свою благотворную энергию. Не будет живой связи между холодным зрителем или слушателем и замкнутым творением»2. Поэтому так важно читать и запоминать хорошие стихи. Как это вдохновляет и стимулирует к творчеству! Есть прекрасные поэты, такие как Пушкин, Лермонтов, Гумилёв, Цветаева; вспоминая их стихи, мы вдохновляемся красотой их выражения. Очень благотворно действует на наше духовное состояние — постоянно вспоминать о предметах красоты, представляя их в своём воображении. В поэзии это легко сделать: достаточно взять книгу со стихами подлинных поэтов — и вы уже попадаете в мир прекрасного.

В своих Записях Б.Н.Абрамов говорил: «Всё, что существует — сотворено. Всё, что мы видим, слышим, обоняем, осязаем и пробуем на вкус — всё сотворено. Всё, что мы воспринимаем нашим шестым чувством — тоже сотворено. Вся Вселенная есть продукт творчества. И назначение человека — готовиться стать творцом и сотворцом. Нет границ для творчества, нет пределов. Беспредельность — перспектива творчества. К нему начинаем готовиться. От создателя песни до Создателя планеты неимоверный путь, но для того, чтобы дойти до идеала, надо начать с того, чтобы вообще вступить на путь. В чём бы творчество ни заключалось, нельзя смущаться его размерами. Всё начинается с зерна. Уход за зерном может дать урожай гигантский. Все начинали так. И Создатели солнечных систем тоже начинали свой великолепный путь не с солнечных систем, а с того малого, с чего начинает каждый. Мы радуемся началу, ибо конца нет. Для нас всё всегда начало, и завершение одного есть начало другого. И нет конца началам. В этом радость Беспредельности. Мы закладываем зёрна на прекрасное будущее. Мы радуемся, будут радоваться и другие, когда процветут зёрна. Не только гулять будем в саду красоты, но и сами будем насаждать его. И устремим наше творчество к Тому, Кто дал нам голос и щит и способность творить; и всё устремлённое к Нему процветёт, как сад лучший.

Так Он сказал»3.

Да будет словом каждого стиха 
Руководить незримая Рука; 
Да будет в каждом маленьком творенье 
Крупица Твоего Благословенья; 
Да будет трепетать Твоим Огнём 
Всё то, что мы для Жизни создаём.4

Опубликовано:
Журнал «На Восходе» № 2, 3, 4 - 2002 г.
Наталия Спирина. Отблески - 2002. Сборник. Н.: СибРО, 2003


1 Н.Д.Спирина. Капли. Новосибирск, 2001. С. 40.
2 Надземное. 122.
3 Из Записей Б.Н.Абрамова. 3.05.1951 г. Архив Н.Д.Спириной.
4 Н.Д.Спирина. Капли. С. 242.


Назад в раздел