Сибирское Рериховское Общество            контакты          написать нам          (383) 218-06-71


Мысли на каждый день

Мысль прекрасная – сокровищница здоровья.

Мир Огненный, ч.1, 177
"Мочь помочь - счастье"


ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
Актуально
Временно: до 5 апреля Музей не принимает посетителей.




Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Сайты СибРО

Учение
Живой Этики

Сибирское
Рериховское
Общество

Музей Рериха
Новосибирск

Музей Рериха
Верх-Уймон

Сайт Н.Д. Спириной

ИЦ Россазия
"Восход"

Книжный
магазин

Город
мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей:         
                   
                   
Трансляции:   
                 

Книги:         


 
 
 

IV (1881)



IV

(1881)

Ни философия Наша, ни сами мы не верим в Бога, менее всего в того, местоимение которого требует прописной буквы. Наша философия есть преимущественно наука следствий по их причинам и причин по их следствиям, а так как она является также и наукой творений, выводимых от первоначала, то прежде чем принять такое начало, мы должны знать его и не имеем права даже допустить его возможность. Вам было сказано, что наше знание ограничивается этою нашей солнечной системой; следовательно, как философы, желающие быть достойными этого имени, мы не можем ни отрицать, ни утверждать существование того, что вы называете высшим, всемогущим, разумным существом, некоторым образом вне границ этой солнечной системы. Но если подобное существование и не вполне невозможно, всё же, если только однообразие законов природы не нарушается в этих пределах, мы утверждаем, что оно в высокой степени невероятно. Тем не менее мы, особо резко, отрицаем позицию агностицизма в этом направлении и в пределах солнечной системы. Наша доктрина не знает компромиссов. Она либо утверждает, либо отрицает, ибо даёт лишь то, что знает как истину. Потому мы отрицаем Бога, как философы и как Буддисты. Мы знаем планетные и другие духовные существования, и мы знаем, что в нашей системе нет такого существа, как Бог личный либо безличный. Parabrahm не есть Бог, но абсолютный, неизменный закон, a Isvara есть следствие «Avidya и Maya», невежество, основанное на великом заблуждении. Слово «Бог» было изобретено для определения неизвестной причины тех следствий, которыми, не понимая их, восхищался либо устрашался человек. А так как мы утверждаем и в состоянии доказать то, что мы утверждаем — то есть знание этой причины и причин, — то мы можем настаивать, что нет Бога или Богов за ними.

Идея Бога не врождённое, но приобретённое понятие, и у нас лишь одно положение, общее с теологами, — мы раскрываем беспредельность. Но тогда как мы даём всем феноменам, происходящим из бесконечного и беспредельного пространства, продолжительность и движение, материальную, естественную, разумную и известную (по крайней мере, нам) причину, теисты приписывают им духовные, сверхъестественные и неразумные и неизвестные причины. Бог теологов просто воображаемая мощь — мощь, которая никогда ещё не манифестировала себя. Наша главная задача — освободить человечество от этого кошмара, учить человека добродетели ради её самой; учить проходить жизнь, полагаясь на самого себя, вместо того чтобы опираться на богословский костыль, который бесчисленные века был непосредственной причиной почти всех человеческих бедствий. Пантеистами нас могут назвать — агностиками НИКОГДА. Если люди готовы принять и рассматривать как Бога нашу ЕДИНУЮ ЖИЗНЬ — неизменную и бессознательную в своей вечности, — они могут это делать и, таким образом, придерживаться ещё одного гигантски ложного наименования. Но тогда им придётся сказать со Спинозою: «Не существует и мы не можем представить себе другой субстанции, нежели Бог», или, как этот несчастный философ говорит в своём 14 предложении, — «praeten Deum neque dari neque concepi potest substantia» — и таким образом стать пантеистами. Кто как не теолог, вскормленный на тайне и на самом нелепом сверхнатурализме, может вообразить самосуществующее существо, в силу необходимости бесконечное и всемогущее, вне проявленной бесконечной Вселенной. Слово «бесконечность» лишь отрицание, которое исключает понятие пределов. Совершенно очевидно, что существо независящее и всемогущее не может быть ограничено ничем вне его самого: ничто не может быть вне его — ни даже vacuum — пустота; где же тогда место для материи? — для этого проявленного мира, хотя бы даже он был ограниченным. Если мы спросим теиста — есть ли ваш Бог пустота, пространство или материя? — они ответят — нет. Тем не менее они утверждают, что их Бог проникает материю, хотя он сам и не материя. Когда мы говорим о нашей Единой Жизни, мы тоже говорим, что она проникает; — нет! есть сущность каждого атома материи; и потому она не только имеет соответствие с материей, но также и все её свойства и т.д., следовательно, она материальна, то есть сама есть материя. Как может разум произойти из неразумности? — спрашивали вы. Каким образом могло разумное человечество — человек, будучи венцом разума, — развиться из слепого, неразумного закона или силы? Но, раз мы рассуждаем по этому направлению, я в свою очередь могу спросить: как могли прирождённые идиоты, неразумные животные и все остальные «творения» быть созданными или развиться из абсолютной Мудрости, если она представляет из себя мыслящее, разумное Существо, творца и владыку Вселенной? «Каким образом, — говорит доктор Clarke в своём исследовании доказательств существования Божества, — Бог, создавший глаз, не будет видеть? Бог, создавший ухо, не будет слышать?» — Но, согласно этому методу рассуждения, они должны будут признать, что, создавая идиота, Бог — идиот, что он, создавший столько неразумных существ, столько физических и моральных чудовищ, должен быть неразумным существом.

Мы не Адвайтисты, но наше учение, почитая Единую Жизнь, тождественно с учением Адвайты в отношении к Parabrahm. И ни один обладающий истинно философским умом адвайтист никогда не назовёт себя агностиком, ибо он знает, что он есть Parabrahm и тождественен во всех отношениях с мировой жизнью и душой — макрокосм есть микрокосм, и он знает, что нет Бога вне его, нет творца, нет и существа. Найдя гнозис, мы не можем повернуть ему спину и сделаться агностиками.

Допустив мысль, что даже Высочайшие Дхиан Коганы способны заблуждаться под влиянием иллюзий, воистину для нас не существовало бы реальности действительности и оккультная наука стала бы такой же великой химерой, как и Бог. Если глупо отрицать то, чего мы не знаем, то ещё нелепее приписывать тому неизвестные законы.

Согласно логике, «ничто» есть то, о чём всё может быть справедливо отрицаемо и ничто не может быть воистину утверждаемо. Поэтому понятие о конечном или бесконечном «ничто» есть противоречие в определениях. И тем не менее, согласно теологам, «Бог, самосущее существо, есть наиболее простое, неизменяемое, беспорочное существо; вне делимости, образа, движения или каких-либо других подобных свойств, находимых нами в материи. Ибо все подобные свойства так очевидно и неизбежно предполагают конечность в самом понятии и решительно несообразны с совершенной бесконечностью». Потому Бог, предлагаемый здесь почитанию XIX столетия, лишён всех качеств, о которых человеческий мозг может установить суждение. Что же в действительности это есть, как не существо, о котором они ничего не могут утверждать, что бы не было сейчас же опровергнуто. Их собственная Библия, их Откровение разрушают все моральные понятия, которые они нагромождают на него, разве только что они признают совершенством качества, которые здравый смысл и разум каждого человека называет недостатками, гнусными пороками и грубым беззаконием. Более того, тот, кто читает наши Буддийские писания, написанные для суеверных масс, не найдёт в них демона, такого мстительного, несправедливого, жестокого и тупого, как этот небесный тиран, на которого Христиане так щедро расточают своё раболепное обожание, а Богословы нагромождают все те совершенства, которые опровергаются на каждой странице их Библии. Воистину, ваша теология создала своего Бога лишь для того, чтобы уничтожить его по частям. Ваша церковь — баснословный Сатурн, рождающий детей, чтобы пожрать их.

(Космический Разум) — Несколько размышлений и доводов должны поддерживать каждую новую идею, например: мы убеждены в обвинении нас в следующих противоречиях. 1) Мы отрицаем существование мыслящего, сознательного Бога на том основании, что подобный Бог должен быть обусловленным, ограниченным и подверженным изменениям, следовательно, не бесконечным, или 2) если он представлен нам как вечное, неизменное и независимое существо, лишённое всякой крупицы природы в себе самом, тогда, мы отвечаем, это не существо, но непреложный, неизменный, слепой принцип — закон. Однако они возразят нам, что мы верим в Dhyans, или Планетных Духов, и наделяем их космическим разумом, и это должно быть объяснено.

Наши доводы могут быть суммированы так:

1) Мы отрицаем нелепое предположение, что может быть, даже в беспредельной и вечной Вселенной, два бесконечных, вечных и вездесущих Бытия.

2) Материя, мы знаем, вечна, не имеет начала, (a) ибо материя есть сама Природа, (b) и то, что не может уничтожить себя и неуничтожаемо, существует непреложно, и потому оно не может иметь ни начала, ни перестать существовать; (c) накопленный опыт бесчисленных веков, так же как и точная наука, показывают нам материю, или Природу, действующей присущей ей особой энергией, и ни один из атомов которой никогда не находится в состоянии абсолютного покоя, и потому она всегда должна была существовать, её материал — вечное изменение форм, комбинаций и свойств, но её принципы, или элементы, абсолютно неразрушимы.

3) Что касается Бога, то раз никто, никогда и нигде не видел его, то если он или оно не есть самая сущность и природа этой беспредельной и вечной материи, её энергия и движение, мы не можем рассматривать его как вечного, или бесконечного, или самосущего. Мы отказываемся принять существо или бытие, о котором мы абсолютно ничего не знаем; (a) ибо нет места ему при наличности материи, неопровержимые свойства и качества которой вполне нам известны; (b) и если он или оно есть лишь часть этой материи, то нелепо утверждать, что он двигатель и правитель того, чего он сам представляет лишь зависящую частицу; (c) и если они скажут нам, что Бог есть самосущий, чистый дух, не зависящий от материи, — внекосмическое божество, — мы ответим, что, допуская возможность такой невозможности, то есть его существования, мы тем не менее утверждаем, что чисто нематериальный дух не может быть разумным, сознательным правителем, также не может обладать ни одним из качеств, которыми его наделяет теология, и, таким образом, подобный Бог становится снова лишь слепой силой. Разум, присущий нашим Dhyan Chohans, есть способность, которая может принадлежать лишь проявленным или одушевлённым существам, как бы непроницаема или, вернее, невидима ни была материальность их существа. Разум требует необходимость мышления; чтоб мыслить, мы должны иметь представления. Представления предполагают чувствования, которые физически материальны, каким же образом что-либо материальное может принадлежать чистому духу? Если возразят, что мысль не может принадлежать материи, мы спросим: почему? Мы должны иметь неопровержимое доказательство этого утверждения, прежде чем мы его примем. Теолога мы спросим, что препятствует его Богу, раз он признанный Создатель всего сущего, наделить материю способностью мышления; получив ответ, что, очевидно, Ему не понравилось это сделать и что это такая же тайна, как и невозможность, мы будем настаивать на разъяснении, почему более невозможно, чтоб материя создала дух и мысль, нежели духу и мысли Бога проявить и создать материю?

Мы не преклоняем главы во прах перед тайной разума, ибо мы проникли её много веков назад. Отбрасывая с презрением теистическую теорию, мы точно так же отклоняем и автоматическую теорию, учащую, что состояние сознания происходит движением мозговых молекул; так же мало чувствуем мы уважения к другой гипотезе — порождения молекулярного движения сознанием. Тогда во что же мы верим? — Мы верим во много осмеянный «phlogiston» — флогистон 1 — и в то, что некоторые физики назвали бы «nisus», постоянное, хотя и абсолютно неприметное (обычным чувствам) движение или воздействие одного вещества на другое — пульсация инертной материи — её жизнь. Тела Планетных духов образованы из вещества, которое Priestley и другие называют «phlogiston» и для которого мы имеем другое название. Эта субстанция в своём высочайшем, седьмом состоянии являет материю, которая облекает формы высочайших и чистейших Dhyans, тогда как её самое низкое и наиболее плотное состояние (тем не менее настолько неощутимое, что наука называет это энергией или силою) служит покрытием планетным духам первой, или низшей, степени. Другими словами, мы верим только в МАТЕРИЮ, в материю как видимую природу и в материю в её незримости, как невидимый, вездесущий, всемогущий Proteus, в её непрерывном движении, которое есть её жизнь и которое природа выявляет из себя, ибо она есть Великое Всё, вне которого ничто не может существовать. Как правильно утверждает Bellinger — «движение есть род существования, которое неизбежно вытекает из сущности самой материи: материя движется своей особой энергией, её движение обязано силе, которая является врождённой, разнообразие движения и феноменов проистекающих происходит от многообразия свойств и качеств и комбинаций, которые первообразно находятся в первобытной материи», соединением которых является природа, и о них ваша наука знает меньше, нежели любой из наших тибетских погонщиков яков о метафизике Канта.

Существование материи, следовательно, есть факт, существование движения — другой факт, их самосущность и вечность или неуничтожаемость — третий факт. И представление чистого духа как Существа или Бытия — называйте это как хотите — есть химера, гигантская нелепость!

Наши представления о зле. Зла нет как такового, а есть лишь отсутствие добра. Зло существует лишь для того, кто становится его жертвой. Оно происходит от двух причин и не более нежели добро является независимой причиной в природе. Природа лишена добра или зла: она лишь следует неизменным законам, давая жизнь и радость или посылая страдания [и] смерть и разрушая созданное ею. Природа имеет противоядие для каждого яда, и её законы — воздаяние за каждое страдание. Бабочка, истреблённая птицею, становится этою птицей, и маленькая птица, убитая животным, переходит в более высокую форму. Это есть слепой закон непреложности и вечная приспособляемость выявлений и потому не может быть названо Злом в Природе. Истинное зло порождается человеческим рассудком, и его происхождение всецело связано с рассуждающим человеком, который разобщил себя с природой. Таким образом, лишь само Человечество является истинным источником зла. Зло есть преувеличенное добро, порождение человеческого себялюбия и жадности. Вдумайтесь глубже, и вы найдёте, что, кроме смерти, которая не есть зло, но неизбежный закон, и несчастных случайностей, которые всегда найдут воздаяние в будущей жизни, — происхождение каждого зла, большого либо малого, заключено в человеческом действии, в человеке, разум которого делает его единственным свободным деятелем в природе. Не природа порождает болезни, но человек, миссия и удел которого в экономии природы умирать естественной смертью, от старости; за исключением случайностей, ни один дикарь или дикий (свободный) зверь не умирает от болезни. Еда, половые функции, питьё есть естественные необходимости жизни, но излишества в них приносят болезнь, несчастие, страдание умственное и физическое, и всё это передаётся как величайшие бедствия будущим поколениям, потомству преступников. Честолюбие, желание обеспечить благополучие и удобство тех, кого мы любим, приобретением почестей и богатств — достойные похвалы и естественные чувства, но когда они превращают человека в честолюбивого, жестокого тирана, скупца, себялюбивого эгоиста, они приносят многочисленные бедствия окружающим его, — нации так же, как и отдельным личностям. Таким образом, всё это — еда, богатство, честолюбие и тысяча других вещей, которые мы должны оставить неупомянутыми, — становится источником и причиной зла через излишества так же, как и от отсутствия их. Сделайтесь объедалой, развратником, тираном, и вы становитесь породителем болезней, человеческих страданий. Лишённые всего этого, вы умираете с голоду, вас презирают как ничтожество, и большинство из стада ваших сотоварищей делает из вас мученика на всю вашу жизнь. Поэтому не природа и не воображаемое Божество должны быть порицаемы, но человеческая природа, ставшая низкой через себялюбие. Подумайте хорошенько над этими несколькими словами; выищите каждую причину зла, которую только вы можете себе представить, и проследите её до самого её возникновения — и вы разрешите одну треть всей проблемы зла. И теперь, допустив некоторые бедствия, которые естественны и не могут быть избегнуты, но так малочисленны они, что я вызываю всех метафизиков Запада назвать их злом или проследить их непосредственно до независимой причины, — Я укажу величайшую, главную причину почти двух третей бедствий, которые преследуют человечество с тех пор, как эта причина сделалась мощью. Это религия, в какой бы то ни было форме и в какой бы ни было национальности. Это жреческая каста, священнослужители и церкви. Это в этих иллюзиях, на которые человек взирает как на священные, должен он отыскать источник бесчисленных бедствий, которые являются великим проклятием человечества и которое почти подавило человека. Невежество создало Богов, и хитрость извлекла выгоды из представившегося благоприятного случая. Посмотрите на Индию и на Христианство, на Ислам, Иудаизм и фетишизм. Это священнослужительский обман, который представил этих Богов такими устрашающими человеку; это религия, которая создаёт из него себялюбивого ханжу, фанатика, ненавидящего всё человечество вне своей секты, и не делая его лучше или более моральным; это вера в Бога и Богов, которая делает две трети человечества рабами горсти тех, которые обманывают их под лживым предлогом спасения их. Разве не готов человек совершить всякого рода зло, если ему скажут, что его Бог или Боги требуют это преступление? — Добровольная жертва воображаемого Бога, презренный раб своих искусных священнослужителей, ирландский, итальянский и славянский крестьянин уморит с голоду себя и будет смотреть на голод и нищету своей семьи, чтоб накормить и одеть своего «Padre» и Папу. Две тысячи лет Индия стонет под тяжестью каст — одни Брамины откормлены на жиру страны. А ныне последователи Христа и Магомета перерезают друг другу горло во Имя и для большей славы своих верований. Запомните, сумма человеческого бедствия не уменьшится до тех пор, пока лучшая часть человечества не разрушит во имя Истины, нравственности и всеобщего милосердия алтари этих лживых Богов.


1 Флогистон (греч. горючий) — по представлениям, господствовавшим в химии в ХVIII веке, «огненная материя», содержащаяся во всех горючих веществах и выделяющаяся при горении. — Примеч. ред.


Поделиться с друзьями:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел