Сибирское Рериховское Общество            контакты          написать нам          (383) 218-06-71


Мысли на каждый день

Преуспеяние заключается не в том, как складывается земная, внешняя жизнь, а в том, как растут внутри качества духа и огни, утверждаемые ими.

Грани Агни Йоги, 1958, § 673
"Мочь помочь - счастье"


ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
Актуально
Временно: до 5 апреля Музей не принимает посетителей.




Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Сайты СибРО

Учение
Живой Этики

Сибирское
Рериховское
Общество

Музей Рериха
Новосибирск

Музей Рериха
Верх-Уймон

Сайт Н.Д. Спириной

ИЦ Россазия
"Восход"

Книжный
магазин

Город
мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей:         
                   
                   
Трансляции:   
                 

Книги:         


 
 
 

XVII (30–VI–1882)



XVII

(30–VI–1882)

Прежде, нежели я отвечу на ваши вопросы и объясню далее наши доктрины, я должен буду предпослать моим ответам длинное введение. Прежде всего и снова привлекаю ваше внимание на непомерную трудность нахождения соответствующих терминов в английском языке, которые могли бы передать образованному Европейскому уму хотя бы приблизительно правильное понятие различных предметов, которые мы затронем. Чтоб иллюстрировать мою мысль, я подчеркну красным технические слова, принятые и употребляемые вашими учёными, которые абсолютно вводят в заблуждение не только когда применяются к таким трансцендентальным предметам, как здесь, но даже когда употребляются ими самими для их собственных систем мышления.

Чтобы понять мои ответы, вы, прежде всего, должны рассматривать вечную субстанцию, the Svabhavat, не как составной элемент, называемый вами — дух-материя, но как один элемент, для которого Запад не имеет названия. Он пассивен и активен, чисто духовная субстанция в своём абсолютном абсолютизме и покое, чистая материя в её конечном и условном состоянии, — как бы невесомый газ или великое неизвестное, которое наука удостоила назвать Силою. Когда поэты говорят «о безбрежном океане Неизменяемости», мы должны рассматривать это определение как забавный парадокс, раз мы утверждаем, что нет такого понятия, как неизменяемость, по крайней мере в нашей солнечной системе. Неизменяемость, говорят теисты и христиане, «есть свойство Бога», и потому они награждают этого Бога каждым непостоянным и изменчивым свойством и качеством, познаваемым и непознаваемым, и думают, что они разрешили неразрешаемое и превратили круг в квадрат. На это мы отвечаем: если бы то, что теисты называют Богом, а наука «Силою» и «Потенциальной Энергией», лишь на секунду стало бы неизменяемым, даже во время Mahapralaya — периода, когда, как говорят, даже Brahm, творящий зодчий мира, погружается в Небытие, — тогда не могло бы быть Манвантары и пространство одно царствовало бы в бессознании и величии вечности времён. Тем не менее Теизм, говоря об изменяемости неизменности, не более нелеп, нежели материалистическая наука, рассуждающая о «скрытой, потенциальной энергии» и о неуничтожаемости материи и силы. Что должны мы предполагать как неуничтожаемое? Есть ли это нечто невидимое, которое движет материю, или же энергия движущихся тел? Что знает современная наука о врождённой силе или силах, причине или причинах движения? Как может существовать такая вещь, как потенциальная энергия, энергия, имеющая скрытую, недействующую мощь, раз она есть энергия только когда она двигает материю, и если бы она когда-либо остановилась двигать материю, она перестала бы существовать, а вместе с нею исчезла бы и сама материя. Разве «Сила» является более удачным термином? Около 35 лет тому назад д-р Mayer предложил гипотезу, ныне принятую как аксиома, что сила, в понятии, придаваемом ей современной наукой, так же как и материя, неуничтожаема, то есть когда она перестаёт выявляться в одном виде, она всё же существует и лишь перешла в какой-то другой вид. Тем не менее ваши учёные не нашли ни одного момента, когда одна сила превращается в другую, и г-н Tyndall возражает своим противникам, что «ни в каком случае сила, производящая движение, не уничтожается или изменяется во что-либо другое». Больше того, мы обязаны современной науке новым открытием, что существует количественное соотношение между динамической энергией, производящей нечто, и этим проявленным «нечто». Без сомнения, существует количественное соотношение между причиной и следствием, между суммой энергии, употреблённой на разбитие носа своему соседу, и повреждением, причинённым этому носу, но это ни на йоту не разрешает тайну того, что им угодно назвать соотношениями, раз это легко может быть доказано (основываясь на авторитете самой науки), что ни движение, ни энергия не уничтожаемы и что физические силы ни в каком случае и никоим способом не превращаемы одна в другую. Я проэкзаменую их в их же фразеологии, и мы увидим, рассчитаны ли их теории так, чтоб служить преградою нашим «ошеломляющим доктринам». Готовясь предложить учение диаметрально противоположное, только справедливо, чтоб я очистил почву от научного мусора, иначе то, что я должен сказать, упадёт на загромождённую почву и произрастит лишь плевелы. «Эта потенциальная и воображаемая материя prima не может существовать без формы», — говорит Raleigh, и он прав в этом, насколько материя prima науки существует лишь в их воображении. Могут ли они сказать, что всегда то же количество энергии двигало материю Вселенной? Конечно нет, пока они учат, что, когда элементы материального космоса, элементы, которые должны были вначале проявиться в своём простом, несоединённом, газообразном состоянии, начали сочетаться, сумма энергии, движущей материю, была в миллион раз больше, нежели теперь, когда наша планета охлаждается. Куда же исчезла та теплота, которая была порождена этим страшным процессом создания мира? В незанятые области пространства, — отвечают они. Прекрасно, но если она исчезла навсегда из материального мира, а энергия, действующая на земле, никогда и ни в какое время не была одна и та же, то как же могут они пытаться утверждать «неизменное количество энергии», этой потенциальной энергии, которую предмет может иногда проявлять, СИЛЫ, которая переходит от одного предмета на другой, порождая движение, и которая тем не менее неуничтожаема и неизменяема в нечто другое. Нам отвечают — «но мы всё же придерживаемся её неуничтожаемости; пока она остаётся связанной с материей, она никогда не может перестать существовать, уменьшиться или увеличиться». Посмотрим, так ли это. Я бросаю вверх кирпич каменщику, который занят постройкой крыши храма. Он ловит его, прикрепляет к крыше. Сила притяжения осилила двигательную энергию, которая вызвала движение вверх этого кирпича и динамическую энергию подымающегося кирпича, и он перестал подыматься. Но в этот момент он был пойман и прикреплён к крыше. Никакая естественная сила не могла бы теперь сдвинуть его, потому он больше не обладает потенциальной энергией. Движение и динамическая энергия подымающегося кирпича абсолютно уничтожены. Другой пример из их собственных руководств. Стоя у подножия холма, вы стреляете из револьвера вверх, пуля застревает в трещине скалы на этом холме. Никакая естественная сила не может сдвинуть эту пулю в продолжение неопределённого периода времени, и, таким образом, пуля, так же как и кирпич, потеряли свою потенциальную энергию. «Всё движение и энергия, которые были взяты от подымающейся пули силою притяжения, абсолютно уничтожены, никакое другое движение или энергия не следуют, и притяжение не получило увеличения энергии». Что же, разве не верно, что энергия неуничтожаема?!! Каким же образом тогда ваши большие авторитеты учат, что «ни в каком случае сила, производящая движение, не уничтожается или изменяется в нечто другое?»

Я вполне предвижу ваш ответ и даю вам эти иллюстрации, чтоб показать, как сбивчивы термины, употребляемые учёными, как шатки и недостоверны их теории и в конечном итоге как неполны все их учения. Ещё одно возражение, и я кончил. Они учат, упиваясь специфическими названиями, что все физические силы, как тяготение, инерция, сцепление, свет, теплота, электричество, магнетизм, химическое сродство, могут быть превращены одно в другое. Если так, то сила производящая должна прекратить своё существование, как только сила, порождённая ею, проявилась. «Летящее ядро движется лишь врождённой ему силою инерции». Когда оно ударяет, оно производит теплоту и другие следствия, но его сила инерции нисколько не уменьшилась. Потребуется столько же энергии пустить его снова с такою же скоростью, как и раньше.

Мы можем повторить процесс тысячу раз, и пока количество материи остаётся тем же, сила его инерции остаётся количественно той же. То же самое и в отношении тяготения. Метеор падает и порождает теплоту. Тяготение — причина этого, но сила тяготения на упавшее тело не уменьшилась. Химическое сродство притягивает и держит частицы материи вместе, столкновение их порождает теплоту. Перешло ли первое в последнее? Нисколько, ибо мы видим вновь взаимное притягивание частичек, после их нового разъединения, и это доказывает, что химическое сродство не уменьшилось, ибо оно будет держать их так же крепко, как и раньше. Теплота, говорят они, порождает и производит электричество, тем не менее они не замечают уменьшения тепла при этом процессе. Электричество производит теплоту, говорят нам. Электрометры показывают, что электрические токи, проходя через какой-нибудь жалкий проводник, скажем, платиновую проволоку, нагревают её и опять то же количество электричества, нет потери его, нет уменьшения. Что же тогда превратилось в теплоту? Опять сказано, что электричество порождает магнетизм. Передо мною на столе стоят несколько примитивных электрометров, у которых ученики целый день приходят восстанавливать свои нарождающиеся силы. Я не нахожу ни малейшего уменьшения в количестве собранного электричества. Ученики намагнетизированы, но их магнетизм или, вернее, магнетизм их жезла не есть то самое электричество под новым аспектом. Так же как пламя тысячи свечей, зажжённых от пламени одной лампы, не будет пламенем этой лампы. Потому, если в изменчивых сумерках современной науки мы видим следующую аксиомную истину — «что во время жизненного процесса происходит лишь превращение, но никогда не рождение материи или силы» (Dr. I.R. Mayer «Organic Motion in its connection with Nutrition»1), — для нас это лишь пол-истины. Это не превращение и не нарождение, но то, для чего наука ещё не имеет определения.

Может быть, теперь вы лучше подготовлены понять трудность, с которой нам приходится сталкиваться. Современная наука наш лучший союзник. Несмотря на это, обычно эта самая наука употребляется как орудие, чтоб разбить ею наши головы. Во всяком случае, вы должны запомнить: (a) что мы признаём лишь единый элемент в природе (духовный либо материальный), вне которого не может быть природы, ибо он есть сама Природа, и который, как Akasa, напитывает нашу солнечную систему; каждый атом, будучи частью её, наполняет пространство и есть само пространство в действительности и которое пульсирует, как бы в глубоком сне, во время Pralayas и как мировой Proteus, вечно действенная природа, во время Манвантар; (b) что, следовательно, дух и материя едины, будучи лишь дифференциациями в состояниях, но не сущностях, и что греческий философ, утверждавший, что мир есть огромное животное, проник в символическое значение Пифагоровой монады (которая двоится, затем становится троичной и наконец сделавшись tetracktis, или совершенным квадратом, и таким образом выявив из себя четыре и впитав три, образует священное семь) — и это далеко опережает всех учёных настоящего времени; (c) что наши понятия о «космической материи» диаметрально противоположны представлениям западной науки.

Может быть, если вы запомните всё это, нам удастся передать вам хотя бы элементарные аксиомы нашей эзотерической философии более точно, нежели раньше.


1 Д-р И.Р. Майер «Взаимосвязь внутренних органов с питанием» (англ.). — Примеч. ред.


Поделиться с друзьями:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел