Сибирское Рериховское Общество            контакты          написать нам          (383) 218-06-71


Мысли на каждый день

Зло может быть искореняемо лишь добром. … Добро может вытеснить зло, тем пресекая его существование. Добро есть самое действенное, бодрое, неисчерпаемое, непобедимое начало.

Мир Огненный, ч.1, § 592
"Мочь помочь - счастье"


ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
Актуально
Временно: до 5 апреля Музей не принимает посетителей.




Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Сайты СибРО

Учение
Живой Этики

Сибирское
Рериховское
Общество

Музей Рериха
Новосибирск

Музей Рериха
Верх-Уймон

Сайт Н.Д. Спириной

ИЦ Россазия
"Восход"

Книжный
магазин

Город
мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей:         
                   
                   
Трансляции:   
                 

Книги:         


 
 
 

XIX (10–VII–1882)



XIX

(10–VII–1882)

Возьмите человеческий утробный плод. С момента его первого насаждения до того, как он завершит свой седьмой месяц нарастания, он повторяет в миниатюре минеральный, растительный и животный циклы, которые он проходил в своих предыдущих оболочках, и только в течение последних двух развивает свою будущую человеческую сущность. Развитие заканчивается лишь на седьмом году жизни ребёнка. Тем не менее она существовала без какого-либо увеличения или уменьшения эоны и эоны, прежде чем она проложила свой путь вперёд, через и в лоне матери природы, как она делает это сейчас в утробе своей земной матери. Справедливо сказал один учёный философ, который больше доверяет интуиции, нежели указаниям — dicta — современной науки: «Ступени человеческого утробного существования заключают в себе сжатый рекорд некоторых недостающих страниц в истории земли». Потому вы должны оглянуться на животные, минеральные и растительные сущности. Вы должны взять каждую сущность от её исходной точки в Манвантарном течении как первоначальный атом, уже дифференцированный первым трепетом манвантарного дыхания жизни. Ибо потенциал, который наконец развивается в усовершенствованного Планетного Духа, уже таится в нём и в действительности есть тот самый первоначальный космический атом, привлечённый своим «химическим сродством» к соединению с другими подобными атомами. — Совокупность таких объединённых атомов со временем сделается планетою, носительницей человека, после того как стадии туманности, спирали и сферы огненного тумана, сгущения, отвердевания, сжимания и охлаждения планеты будут успешно пройдены. Но имейте в виду, не каждая сфера становится «носительницей человека». Я только констатирую факт, не останавливаясь далее на нём в этом отношении. Большая трудность в уразумении идеи, в вышеуказанном процессе, заключается в склонности создавать более или менее неполные представления о проявлениях единого элемента, о его неизбежном присутствии в каждом невесомом атоме и последующем беспрестанном и почти безграничном размножении новых центров деятельности, без малейшего влияния на своё первоначальное количество. Возьмём подобное соединение атомов, предназначенных на образование нашей планеты, и затем проследим, бросив беглый взгляд по всему, главную работу подобных атомов. Мы назовём первичный атом А. Будучи не ограниченным центром деятельности, но начальной точкой манвантарного вихря эволюции, он порождает новые центры, которые мы можем назвать B, C, D и т.д., бесчисленно. Каждая из этих главных точек рождает меньшие центры — a, b, c и т.д. И последнее в течение эволюции и инволюции со временем развиваются в многочисленных А, В, С и т.д., образуя, таким образом, основания или же являясь развивающимися причинами новых зарождений, видов, разрядов и т.д., ad infinitum. Теперь — ни первичное А и его спутники атомы, ни их многочисленные порождения a, b, c не потеряли ни одной йоты своей первоначальной силы, или жизненной субстанции, развитием своих порождений. Сила здесь не превращается в нечто другое (как я уже указал в моём письме), но с каждым развитием нового центра деятельности изнутри самой себя умножается до бесконечности, никогда не теряя ни частички своей природы в количестве и качестве своего естества, лишь приобретая ещё нечто, прогрессируя в своей дифференциации. Эта так называемая «Сила» является поистине неуничтожаемой, но не сочетается и не превращается в смысле, принятом Членами Королевского Общества. Скорее можно сказать, растёт и развёртывается в «нечто другое», тогда как ни её собственная потенциальность, ни самая сущность ничуть не затрагиваются этим превращением. Также не может это быть правильно названо «Силою», раз она есть лишь атрибут Yin Sin (Yin Sin, или «Единая Форма Бытия», также Adi Buddhi или Dharmakaya — мистическая, по всему миру разлитая субстанция), когда она проявляется в феноменальном мире чувств, — именно уже известный вам Fohat. В связи с этим просмотрите статью Subba Row «Arian Arhat Esoteric Doctrines» о семи принципах человека. Посвящённые брамины называют это (Yin Sin и Fohat) — Brahman и Sakti, во время проявления в виде этой силы. Может быть, мы будем ближе к истине, называя это бесконечной жизнью и источником всякой жизни, видимой и невидимой, сущностью неисчерпаемой, вечно сущей, короче сказать, Svabhavat (Svabhavat в Её мировом применении, Fohat, когда проявляется в нашем феноменальном мире или, скорее, в видимой Вселенной, следовательно, и в его ограничениях). Это pravritti в активности, nirvitti в пассивности. Называйте это Sakti-Parabrahman, если хотите, и скажите с последователями Advaites (Subba Row один из них), что Parabrahman plus Майя (иллюзия) становится Isvara — созидающий принцип-сила, обычно называемая Богом, которая исчезает и умирает со всем остальным, когда наступает Pralaya. Или вы можете придерживаться северных Буддийских философов и называть это Adi-Buddhi — всепроникающим высочайшим и абсолютным Разумом, с его периодически проявляющимся Божеством — «Avalokitesvara» (Манвантарическая разумная природа, увенчанная человечеством) — мистическое имя, даваемое нами воинству Dhyan Chohans (N.B. солнечным Dhyan Chohans, или воинству лишь нашей солнечной системы), взятым коллективно.

Это воинство представляет первоначальный источник, коллектив всех разумов, которые были или будут в нашей цепи обитаемых человеком планет или же в какой-либо части или частице нашей солнечной системы.

По аналогии вы увидите, что, в свою очередь, Adi-Buddhi (как это подразумевается самим наименованием, переведённым буквально) есть коллективный Разум мировых разумов, включая и разум Dhyan Chohans, даже самых высоких степеней. Это всё, что я могу сейчас сказать вам по этому специальному вопросу. Потому, когда я говорю о человечестве, не определяя его, вы должны понимать, что я предполагаю Человечество не нашего четвёртого круга, каким мы его видим на этом пятне грязи в пространстве, но всё уже эволюционировавшее множество.

Да, как я уже описал в моём письме, существует лишь единый элемент и невозможно понять нашу систему, не имея правильного представления этого твёрдо зафиксированным в уме. Поэтому вы должны извинить меня, если я останавливаюсь на этом предмете долее, нежели это кажется в действительности необходимым. Но до тех пор, пока этот великий первичный факт не ясно понят, всё остальное покажется непонятным. Итак, этот элемент является, говоря метафизически, единым Substratum, или неизменной причиной всех проявлений в феноменальном мире. Древние говорят о пяти постигаемых элементах — эфире, воздухе, воде, огне и земле — и об одном непостигаемом элементе (для непосвящённых), о шестом принципе Вселенной — назовите его Purusha Sakti, говорить же о седьмом, вне святилища, было наказуемо смертью. Но эти пять суть лишь дифференцированные виды единого. Как человек является семеричным существом, так и Вселенная — Семеричный микрокосм по отношению к семеричному Макрокосму, то же, что капля дождя по отношению к туче, откуда она упала и куда с течением времени она вернётся. В этом одном заключено столько возможностей к эволюции воздуха, воды, огня и т.д. (от чисто абстрактного по шкале вниз до их конкретного состояния), и когда эти последние называются элементами, то это для того, чтобы указать на их производительные потенциальности к бесчисленным изменениям форм, или эволюции существ. Представим себе неизвестное количество как X; это количество есть единый, вечный, неизменный принцип, — и A, B, C, D, E, пять или шесть меньших принципов или ингредиентов того же самого: принципы земли, воды, воздуха, огня и эфира (akasa), следуют по порядку своей духовности, и начиная с самого низшего. Существует шестой принцип, отвечающий шестому принципу Buddhi в человеке (чтобы избежать путаницы, запомните, что, рассматривая этот вопрос со стороны нисходящей шкалы, абстрактное Всё или вечный принцип будет численно обозначен как первый, а феноменальный мир как седьмой, будет ли принадлежать человеку или же Вселенной. Рассматривая с другой стороны, численный порядок будет в точности обратным), но нам не разрешено назвать его, за исключением посвящённых. Всё же я могу намекнуть, что это связано с процессом высочайшего разумения. Назовём его N. И кроме того, под всеми видами деятельности феноменального мира существует возбудительный импульс от X, назовите это Y. Алгебраически выраженное наше уравнение читается, следовательно, A + B + C + +D + E + N + Y = X. Каждая из этих шести букв представляет, так сказать, дух или абстракцию того, что вы называете элементами (ваш скудный английский язык не даёт мне другого слова). Этот дух контролирует всю линию эволюции вокруг всего Манвантарного цикла, в своём собственном отделе. Вдохновляющая, оживотворяющая, движущая, эволюционирующая причина, позади бесчисленных феноменальных манифестаций в этом отделе Природы. Постараемся выявить эту мысль единым примером — возьмите огонь. D — первичный, огненный принцип, пребывающий в X, — есть первоначальная причина каждого феноменального проявления огня на всех планетах цепи. Ближайшие причины суть эволюционировавшие второстепенные огненные посредники, которые строго контролируют семь нисхождений огня на каждой планете. (Каждый элемент имеет свои семь принципов и каждый принцип свои семь субпринципов, и эти второстепенные посредники перед своим проявлением, в свою очередь, сделались первичными причинами.) D есть семеричное соединение, высочайшее деление которого есть чистый дух. На нашей планете мы видим его в его наиболее грубом, наиболее материальном состоянии, таким же плотным в своём роде, как человек в его физической оболочке. На следующей планете, предшествующей нашей, огонь был менее плотен, нежели здесь; на другой, перед предыдущей, — ещё менее. Таким образом, плотность пламени была всё более чистой и духовной и всё менее и менее плотной и материальной на каждой предшествующей планете. На самой первой в манвантарной цепи огонь появился как почти чистое объективное сияние — Mahabuddhi, шестой принцип вечного Света. Наша планета, будучи внизу дуги, где материя, так же как и дух, выявляется в своём наигрубейшем виде; когда элемент огня проявится на следующей планете после нашей, по восходящей дуге, он будет менее плотен, нежели как мы видим его сейчас. Его духовное качество будет тождественным с тем, которым он обладал на планете, предшествующей нашей по нисходящей дуге; вторая планета по восходящей дуге будет отвечать качеству второй предшествующей нашей по нисходящей дуге и т.д. На каждой планете из цепи существуют семь проявлений огня, из которых первый по порядку будет сходен в духовном качестве с последним проявлением на предшествовавшей планете: процесс будет в обратном порядке, если вы будете выводить с противоположной дуги. Мириады специфических проявлений этих мировых элементов, в свою очередь, лишь один отпрыск ветви или ответвления единого первичного «Древа Жизни».

Возьмите Дарвиновское генеалогическое древо жизни человеческой расы и других и, помня мудрую древнюю поговорку: «как внизу, так и наверху» — то есть мировую систему соответствий, постарайтесь понять по аналогии. Так вы увидите, что ныне и на этой земле в каждом минерале и т.д. пребывает такой дух. Скажу больше — каждая песчинка, каждый валун или утёс гранита есть этот дух, кристаллизованный или окаменелый. Вы сомневаетесь! Возьмите азбуку геологии и посмотрите, что утверждает наука по поводу формации и нарастания минералов. Каково происхождение всех скал осадочных либо вулканических? Возьмите кусок гранита или песчаник, и вы найдёте, что один составлен из кристаллов, другой из песчинок различных камней (органические утёсы или камни, образованные из останков когда-то живших растений и животных, не послужат настоящей цели, они реликвии последующей эволюции, тогда как мы заинтересованы лишь первичными). Теперь — осадочные и вулканические утёсы составлены: первые из песчаного гравия и глины, последние из лавы. — Нам остаётся лишь проследить происхождение обоих. Что находим мы? Мы находим, что один был составлен из трёх элементов или, более точно, из нескольких проявлений одного и того же элемента — земли, воды и огня — и что другой был точно так же составлен (хотя при других физических условиях) из космической материи — воображаемой materia prima, которая сама одно из проявлений (шестой принцип) единого элемента. Каким же образом можем мы сомневаться, что минерал содержит в себе искру Единого, подобно всему остальному в этой объективной природе?

Период, необходимый для завершения семи местных или земных — или, может быть, назовём их планетными меньшими кругами (не говоря о семи Больших Кругах в меньших манвантарах, за которыми следуют их семь меньших pralayas), — завершение так называемого минерального цикла, неизмеримо продолжительнее цикла всякого другого царства. Вы можете вывести по аналогии, что каждая планета, перед достижением зрелости, должна пройти через период формации — так же семерично. Закон Природы однообразен, и зачатие, формация, рождение, прогресс и развитие ребёнка отличается от планетного лишь размерами. Планета имеет два периода: зубной и волосяной — её первые скалы, которые она тоже осыпает, чтоб дать место другим, — и её папоротники и мхи, прежде нежели она получает леса. Как атомы в человеке меняются [каждые] семь лет, так и планета обновляет свою strata каждые семь циклов. Секция одной части Кап-Бретонских каменноугольных полей показывает семь древних слоёв с остатками такого же количества лесов, и если бы кто смог прокопать на такую же глубину, было бы найдено семь других подобных же секций.

Существуют три вида Pralaya и Manvantara.

1. Общая, или Mahapralaya и Manvantara.

2. Солнечная Pralaya и Manvantara.

3. Малая Pralaya и Manvantara.

Когда Pralaya № 1 закончена, мировая манвантара начинается. Тогда вся Вселенная должна быть эволюционирована вновь de novo. Когда наступает Pralaya солнечной системы, она касается лишь этой солнечной системы. Одна солнечная Pralaya = 7 малым pralayas. Малые pralayas № 3 касаются лишь нашей маленькой цепи планет, обитаемых и не обитаемых человеком. К подобной цепи принадлежит наша Земля. Кроме этого, в малой pralaya существует ещё условие планетного покоя, или, как говорят астрономы, «смерть», подобное нашей теперешней луне, — при котором скалистое основание планеты переживает, но жизненный импульс покидает её. Например, представьте себе, что наша земля принадлежит к группе семи планет, или обитаемых человеком миров, более или менее эллиптически расположенных. Наша земля находится на самой низкой центральной точке орбиты эволюции, на половине большого круга, — мы назовём первую планету А, последнюю Z. После каждой солнечной Pralaya — полное уничтожение нашей системы, и после каждой солнечной Pralaya начинается абсолютное, объективное преобразование нашей системы, и каждый раз всё более совершенно, нежели раньше.

Итак, жизненный импульс достигает «А» или, скорее, то, чему предназначено стать «А» и что пока является лишь космической пылью. Центр образуется в туманности сгущения солнечной пыли, рассеянной в пространстве; и серии трёх эволюций, не видимых телесному глазу, совершаются последовательно; три царства элементалов, или сил природы, развиваются, другими словами, животная душа будущей планеты формируется, или, как сказал бы каббалист, гномы, саламандры, ундины создаются. Соответствие между матерью-планетою и её ребёнком-человеком может быть выявлено следующим образом — оба имеют свои семь принципов. На планете элементалы (которых всего семь видов) образуют (a) плотное тело; (b) её флюидический двойник (linga shariram); (c) жизненный принцип (jiva); (d) её четвёртый принцип Kama rupa образуется её творческим импульсом, действующим из центра к окружности; (e) её пятый принцип (животная душа, или Manas, физический ум) олицетворяется в растительном (в зачатке) и животном царствах; (f) её шестой принцип (или духовная душа, buddhi) есть человек; (g) и её седьмой принцип (Atman) находится в оболочке одухотворённой Akasa [Акаши], которая окружает её. По завершении трёх эволюций осязаемая планета начинает формироваться. Минеральное царство, четвёртое во всех сериях, но первое в этой стадии, возглавляет путь. Его осадки вначале парообразны, мягки и пластичны и становятся твёрдыми и конкретными лишь в седьмом малом круге. Когда этот малый круг завершён, он перебрасывает свою сущность, субстанцию, на планету В — которая уже проходит через предварительную стадию формирования, и минеральная эволюция начинается на этой планете. На этом слиянии эволюция растительного царства начинается на планете А. Когда последнее окончит свой седьмой малый круг, его сущность переходит на планету В. В это же время минеральная сущность двигается к планете С, а зародыши животного царства вступают на планету А; когда животное царство пройдёт здесь семь малых кругов, его жизненный принцип переходит на планету В, а сущность растительная и минеральная двигаются далее. Затем на планете А появляется человек, бледная тень того плотного существа, каким ему суждено стать на нашей земле. Развернув семь основных рас со многими отпрысками субрас, он, подобно предшествовавшим царствам, завершает свои семь кругов и переводится последовательно на каждую из планет, восходя до Z.

С самого начала человек имеет в себе семь принципов в зачатке, но ни один из них не развит. Если мы сравним его с младенцем, мы будем правы; никто никогда в многочисленных ходячих рассказах о привидениях не видел призрака ребёнка, хотя воображение любящей матери может внушить ей изображение утраченного младенца во снах. И это очень знаменательно. В каждом Большом круге, который совершает человек, один из принципов развивается вполне. В первом Большом круге его сознание на нашей земле притуплённое, медленное, тусклое и слабое, туманное, вроде младенческого. Когда он достигает нашей земли во втором Большом круге, он становится до некоторой степени ответственным, и в третьем уже вполне. На каждой ступени, на каждом круге его развитие идёт в уровень с развитием планеты, на которой он находится. Нисходящая дуга от А до нашей земли называется теневой или туманной, восходящая до Z — сияющей. Мы, люди четвёртого Большого круга, уже достигаем последнюю половину пятой расы нашего человечества Большого четвёртого круга, тогда как люди (несколько ранних пришельцев) пятого круга, хотя ещё только в своей первой расе (или, скорее, разряде), уже неизмеримо выше, нежели мы, — духовно, если не умственно; так как с завершением или полным развитием этого пятого принципа они подошли ближе, нежели мы, и находятся в более тесном контакте со своим шестым принципом Buddhi. Конечно, многочисленны дифференцированные индивидуумы даже в четвёртой расе, ибо зачатки принципов неодинаково развиты у всех, но таково правило.

Человек приходит на планету «А» после того, как другие царства уже продвинулись вперёд. (Разделяя наши царства на семь, последние четыре есть те, которые экзотерическая наука разделяет на три. К этому мы прибавляем царство человека, или царство Дэв. Соответствующие сущности мы разделяем на зачаточные, инстинктивные, полусознательные и вполне сознательные.) Когда все царства достигнут планеты Z, они не будут продвигаться вперёд, чтобы снова вступить на планету А в предшествии человека, но под законом замедления, действующим от центральной точки — или земли, — до Z и который уравновешивает принцип ускорения по нисходящей дуге, они только что закончат свою соответствующую эволюцию родов и видов, когда человек достигнет своего высшего развития на планете Z, в том или другом большом круге. Причина этому лежит в гораздо большем времени, требуемом для развития их бесконечного разнообразия, в сравнении с человеком. Относительная скорость развития в кругах вследствие этого, естественно, увеличивается, когда мы подымаемся по скале от минерала. Но эти различные скорости так выверены, благодаря более длительным остановкам человека в междупланетных сферах покоя для благоденствия или горя, что все царства заканчивают свою работу одновременно на планете Z. Например, на нашей планете мы видим проявление закона равновесия — с первого появления бессловесного человека до настоящего, как четвёртого и наступающего пятого круга существа, намеченная структура его организма радикально не изменилась. Этнологические характерности хотя и разнообразны, тем не менее никак не повлияли на человека как на человеческое существо. Ископаемые человека или его скелет периода млекопитающейся ветви, венцом которой он является, или же скелет циклопа или карлика всё же могут быть признаны, при одном взгляде, как человеческие останки. Растения и животные, тем временем, стали более и более непохожими на то, чем они были раньше. Схема с её семеричными подробностями была бы непонятна человеку, если бы у него не было мощи, как это доказали Адепты, развить преждевременно его шестое и седьмое чувства, те, которые будут естественным наделом всех в соответствующих кругах. Наш Владыка Будда — шестого круга человек — не появился бы в нашу эпоху, так велики были его накопленные заслуги в предыдущих жизнях, если бы не Тайна.

Отдельные индивидуумы не могут опередить человечество своего круга далее одной ступени, ибо это математически невозможно, — говорите вы (как следствие): если фонтан жизни течёт беспрерывно, то должны быть люди всех кругов на земле во все времена и т.д. Намёк на отдых в междупланетных сферах может рассеять ложное представление по этому вопросу.

Когда человек усовершенствован qua в данном большом круге на планете А, он исчезает (подобно некоторым растениям и животным). Постепенно эта планета теряет свою жизнеспособность и наконец достигает стадии луны — смерти — и остаётся так, пока человек совершает свои семь малых кругов на Z и проходит свой междуциклический период, прежде чем начать следующий большой круг. Подобно на всех планетах поочерёдно.

Так как человек, закончив свой седьмой малый круг на А, только ещё начал свой первый круг на Z, и так как А умирает, когда он оставляет его для В, и т.д., и так как, кроме того, он должен оставаться в междуциклической сфере после Z (так же как и между каждыми двумя планетами) до тех пор, пока импульс снова не содрогнёт цепь, — ясно, что никто не может быть впереди своего вида более, чем на один круг. И Будда является лишь исключением, благодаря Тайне.

Мы имеем людей пятого большого круга среди нас, ибо мы в последней половине нашего семеричного земного малого круга — в первой половине это не могло бы случиться. Бесчисленные мириады нашего человечества четвёртого большого круга, которые опередили нас и закончили свои семь малых кругов на Z, уже успели провести свой интерциклический период, начинают новый большой круг и продвигаются к планете D (нашей). Но как могут находиться здесь люди 1-го, 2-го, 3-го, 6-го и 7-го большого круга? Мы представляем первые три, человек шестого круга может прийти только через редкие промежутки и преждевременно, подобно Буддам (лишь среди подготовленных условий), тогда как последние перечисленные — седьмого круга — ещё и не эволюционировали! Мы проследили человека от одного большого круга до Нирванического состояния между Z и А. А осталось в последнем большом круге мёртвым. С началом нового большого круга оно схватывает новый прилив жизни, просыпается к жизни и порождает все свои царства до самого последнего, уже на высшей ступени. После того как это было повторено семь раз, наступает малая Pralaya; цепь миров не уничтожается разложением и рассеиванием своих частичек, но переходит в abscondito, из которого они в свою очередь вновь выявятся во время следующего семеричного периода. В течение одного солнечного периода происходят семь подобных малых периодов по восходящей скале, прогрессирующего развития. Повторим — существуют в одном большом круге семь малых планетных, или земных, кругов для каждого царства и одна обскурация каждой планеты. Малая Манвантара состоит из семи больших кругов, 49 малых и семи obscurations. Один солнечный период из 49 больших кругов и т.д.

Периоды Pralaya и Manvantara называются «Surya Manvantaras и Pralayas». Мысль ускользает при вычислениях, сколько наших солнечных Pralayas должно совершиться до наступления великой Космической ночи. Но это придёт.

В малых Pralayas нет нового начинания, а лишь продолжение остановленной деятельности. Растительные и животные царства, которые к концу меньшей Manvantar’ы достигли лишь частичного развития, не уничтожаются. Их жизнь или жизнеспособные сущности — называйте некоторых из них nati, если хотите, — находят также соответствующую ночь и покой — они также имеют своего рода Нирвану. И почему бы нет? — Утробные и младенческие сущности — все они, подобно нам, порождены из единого элемента. Как мы имеем наших Dhyan Chohans, так и они в своих многочисленных царствах имеют элементальных охранителей и так же хорошо охраняются в массе, как и массовое человечество. Единый элемент не только наполняет пространство, но проникает через каждый атом космической материи.

Когда наступает час солнечной Pralaya, хотя процесс человеческого продвижения в его последнем седьмом большом круге в точности одинаков, но каждая планета, вместо того чтоб просто перейти из видимости в невидимость, когда он её в свою очередь покидает, — уничтожается. С началом седьмого большого круга седьмой малой Manvantara каждое царство достигает своего последнего цикла и потому на каждой планете, после отбытия человека, остаётся лишь maya от однажды живых и существующих форм. С каждым продвижением человека по нисходящей и восходящей дуге, по мере продвижения его с планеты на планету, оставленная позади планета становится пустой хризалоидной оболочкой. С его уходом наступает отлив сущностей из каждого царства. Ожидая перехода в должное время в более высокие формы, они тем не менее освобождаются; ибо до дня следующей эволюции они будут отдыхать в летаргическом сне в пространстве до момента, когда они снова будут пробуждены к жизни в новой солнечной Manvantar’e. Прежние элементалы будут отдыхать, пока не будут в свою очередь призваны стать оболочками минералов, растительных и животных сущностей (на другой и высшей цепи планет) на их пути стать человеческими сущностями, тогда как зачаточные сущности самых низших форм, а ко времени общего усовершенствования останется таких очень мало, они будут висеть в пространстве подобно каплям воды, внезапно превращённым в ледяные сосульки. Они растают от первого жаркого дыхания солнечной Manvantar’ы и образуют душу будущих планет. ...Медленное развитие растительного царства предусматривается длительным междупланетным отдыхом человека. ...Когда наступает солнечная Pralaya, всё очищенное человечество погружается в Нирвану и из этой междусолнечной Нирваны будет рождено в более высоких системах. Цепь миров разрушается и исчезает, как тень со стены после потухшего света. Мы имеем все указания, что в этот самый момент подобная солнечная Pralaya наступила и ещё две меньших заканчиваются где-то.

У начала солнечной Manvantar’ы до сих пор субъективные элементы материального мира, разбросанные сейчас в космической пыли, получив импульс от новых Dhyan Chohans новой солнечной системы (Высочайшие из прежней системы уходят выше), вливаются в первичные волны жизни и, разделившись в дифференцирующиеся центры деятельности, сочетаются в последовательной скале семи стадий эволюции.

Подобно всякой другой сфере пространства, наша земля до достижения ею окончательной материальности — и ничто в этом мире не может дать вам представления этого состояния материи — должна пройти гамму семи стадий плотности. Я говорю гамму намеренно, ибо диатоническая scala даёт лучшую иллюстрацию постоянного ритмического движения нисходящего и восходящего цикла Svabhavat — в её постепенной смене тонов и полутонов.

Вы имеете среди учёных членов вашего Общества одного, который, не будучи ознакомленным с нашей оккультной доктриной, всё же интуитивно понял, с точки зрения науки, идею солнечной Pralaya и его Manvantar’ы в их началах. Я имею в виду известного французского астронома Фламмариона «La Resurrection et la Fin des Mondes»1. Он говорит как истинный ясновидец. Факты таковы, как он их предполагает, с лёгкими изменениями. Как следствие векового охлаждения (скорее старость и потеря жизненной силы), отвердевания и высыхания планет, земля достигает точки, когда она начинает становиться ослабленным распущенным конгломератом. Период деторождения прошёл. Потомство всё вскормлено, и период её жизни окончен. — От этого времени «её составные массы перестают повиноваться законам сцепления и соединения, которые взаимно держали их».

И, становясь подобно трупу, оставленному на разрушение, предоставляет каждой молекуле, входящей в её состав, освободиться и отделиться от тела навсегда, чтоб в будущем подчиниться волне новых влияний. Притяжение луны (если бы только он мог знать весь размер её губительного влияния) само предприняло бы труд разрушения, породив вместо водной волны волну отлива земных частичек.

Его ошибка в том, что он думает, что длительное время должно быть посвящено на разрушение солнечной системы. Мы знаем, что это совершается в мгновение ока, но не без многих предварительных предупреждений. Другое заблуждение, что земля упадёт в солнце. Солнце первое разлагается при солнечной Pralaya.........

Вникните в природу и сущность шестого принципа мира и человека, и вы проникнете величайшую тайну этого мира — и почему бы нет — разве вы им не окружены? Каковы его знакомые проявления — месмеризм, Одическая сила и т.д.? — все различные виды одной и той же силы, одинаково готовой к хорошему и дурному применению.

Степени посвящения Адепта отмечают семь стадий, на которых он открывает тайну семеричных принципов в природе и человеке и пробуждает свои спящие силы.


1 «Воскресение в конце мира» (фр.).Примеч. ред.


Поделиться с друзьями:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел