Сибирское Рериховское Общество            контакты          написать нам          (383) 218-06-71


Мысли на каждый день

Каждая разбитая иллюзия есть ступень знания.

Рерих Е.И. Письмо от 24.09.1935
"Мочь помочь - счастье"


ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
Актуально
Временно: до 5 апреля Музей не принимает посетителей.




Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Сайты СибРО

Учение
Живой Этики

Сибирское
Рериховское
Общество

Музей Рериха
Новосибирск

Музей Рериха
Верх-Уймон

Сайт Н.Д. Спириной

ИЦ Россазия
"Восход"

Книжный
магазин

Город
мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей:         
                   
                   
Трансляции:   
                 

Книги:         


 
 
 

XXIII



XXIII

Большинство тех, которых вы можете назвать, если хотите, кандидатами на Deva-Chan, умирают и возрождаются в Kama-Loka «без воспоминаний»; хотя (и именно потому) они получают кое-что из них в Deva-Chan’e. Нельзя назвать это полным воспоминанием, но лишь частичным. Едва ли вы назовёте «воспоминанием» один из ваших снов; некоторые особые переживания или происшествия, в узких пределах которых вы найдёте заключёнными несколько людей, которых вы любили бессмертною любовью, это святое чувство, которое лишь одно переживает, и ни малейшего воспоминания о других событиях или представлениях?

Любовь и ненависть — единые бессмертные чувства, единственные переживающие из крушения Ye-Dhamma, или феноменального мира. Представьте себя в Deva-Chan’e с теми, кого вы, может быть, любили такою бессмертною любовью, со знакомыми, туманными представлениями, связанными с ними, как задний план, и совершенное отсутствие воспоминаний относительно всего другого, касающегося вашей внутренней, общественной, политической, литературной и светской жизни. И тогда, перед лицом этого духовного, чисто созерцательного существования, этого неомрачённого блаженства, длящегося пропорционально силе чувств, создавших его, от нескольких до многих тысячелетий, — назовите это личным воспоминанием, если вы это можете. «Ужасно однообразно», — вы можете подумать. Нисколько, — отвечаю я. Разве испытывали вы монотонность, скажем, во время того момента, который вы считали тогда и теперь считаете таким — как момент высочайшего блаженства, которое вы когда-либо ощущали? Конечно нет. Тем более не будете испытывать его там, в этом прохождении в Вечности, где миллион лет длится не долее одной секунды. Там, где нет сознания внешнего мира, не может быть распознавания для обозначения различий. Потому нет ощущения контрастов, монотонности или разнообразия, ничего, одним словом, вне этого бессмертного чувства любви и симпатического влечения, семена которого заложены в пятом; растения их пышно цветут вокруг и внутри четвёртого принципа, но корни его должны проникнуть глубоко в шестой принцип, чтоб пережить нижние группы. Запомните, что мы сами создаём наш Deva-Chan так же, как и Avitchi, находясь ещё на земле и большею частью в течение последних дней и даже моментов наших разумных и чувствующих жизней. То чувство, которое наисильнейшее в нас в этот важный час, когда, как во сне, события долгой жизни до их мельчайших подробностей проходят в строгом порядке в несколько секунд в нашем видении1, — это чувство сделается создателем нашего благоденствия или горя — жизненный принцип нашего будущего существования. В последнем мы не имеем истинного бытия, но только временное, мимолётное существование, продолжительность которого не оказывает влияния, так же как и не имеет следствий и отношений к этому бытию, которое, как и каждое следствие проходящей причины, будет так же скоротечно и в свою очередь исчезнет и прекратится. Действительное, Истинное, полное воспоминание наших жизней придёт лишь к концу малого цикла — не ранее. В Kama-Loka те, которые удерживают свою память, не будут наслаждаться ею в великий час воспоминаний.

Те, которые знают, что они умершие, в их физических телах могут быть только Адептами или колдунами, и они являются исключением из общего правила. Как те, так и другие, будучи «сотрудниками природы» в её работе создания и разрушения, первые на благо, последние на зло, являются единственными, которых можно назвать бессмертными, — конечно, в Каббалистическом и эзотерическом смысле. Полное или истинное бессмертие, означающее безгранично осознающее бытие, не может иметь ни перерывов, ни задержек, ни остановок в Самосознании. И даже оболочки тех добрых людей, страница которых не будет найдена недостающей в великой Книге Жизней на пороге Великой Нирваны, даже они обретут свои воспоминания или кажущееся самосознание только после того, как шестой и седьмой принцип с эманацией пятого (последний должен снабдить материалом даже для этого частичного воспоминания личности, которое необходимо для этой цели в Deva-Chan’e) перейдут в состояние нарастания, не ранее. Даже в случае самоубийц и тех, которые погибли насильственной смертью, даже в их случае сознание требует некоторое время на установление нового центра тяготения и чтобы развить (как S.W. Hamilton сказал бы) своё «собственное понятие» и с этого времени остаться отличным от «собственного впечатления». Итак, когда человек умирает, его «душа» (пятый принцип) становится бессознательной и теряет всякое воспоминание о вещах внутренних так же, как и внешних. Продолжается ли его пребывание в Kama-Loka лишь несколько секунд, часов, дней, месяцев или лет, умер ли он естественной или насильственной смертью, случилось ли это в его молодые годы или в старости, было ли Ego добрым, злым или безразличным, сознание покидает его так же внезапно, как пламя оставляет фитиль, если на него дунуть. Когда жизнь удалилась из последней частицы мозговой материи, его познавательные способности исчезают навсегда, его же духовные силы мышления, созерцания и волевые (все те способности, одним словом, которые не врождённы и не приобретаемы органической материей) — на время. Его Mayavi rupa часто может быть явлена в объективности, как в случаях привидений после смерти. Но если только оно не проявлено с знанием (скрытым или потенциальным) или благодаря интенсивности желания видеть и появиться кому-нибудь, пронёсшемуся в умирающем мозгу, появление это будет лишь автоматичным. Оно не будет обязано какому-либо симпатическому притяжению или действию волевому и не более нежели отражение человека, проходящего бессознательно вблизи зеркала, обязано желанию последнего. Слово «Бессмертие» имеет для посвящённых и оккультистов совершенно другое значение. Мы называем «бессмертием» лишь Единую Жизнь, в её мировой совокупности и полной, или Абсолютной, Абстракции; то, что не имеет ни начала, ни конца, ни перерывов в её беспрерывности. Приложимо ли это определение к чему-либо другому? Конечно нет. Потому древнейшие халдеи имели несколько префиксов к слову «Бессмертие», один из которых греческий, редко употребляемый термин — panaeonic бессмертие, начинающееся с Манвантары и кончающееся с pralaya нашего Солнечного мира. Оно продолжается aeon (эон), или «период», нашей pan, или всей природы. Бессмертен, следовательно, тот в panaeonic бессмертии, чьё определённое сознание и познание своего Я, в какой бы ни было форме, ни в какое время не подвергается разобщению, ни на секунду, во время периода его Самости. Эти периоды многочисленны, и каждый имеет своё отличное наименование в сокровенных учениях халдеев, греков, египтян и арийцев, и если бы только они были доступны к переводу (а они нет) — по крайней мере до тех пор, пока идея, заключённая в них, остаётся непостижимой для западного ума, — я мог бы дать их вам. Достаточно вам знать сейчас, что человек, Ego, подобное вашему или моему, может быть бессмертным от одного большого круга до другого. Скажем, я начинаю моё бессмертие на этом четвёртом круге, т.е. став полным Адептом, я останавливаю руку Смерти по желанию, и когда наконец принуждён подчиниться ей, моё знание тайн природы ставит меня в положение, допускающее удерживание моего сознания и яснораспознавание своего Я как
предмет для моего собственного размышляющего сознания и познавания; и, таким образом, избежав все подобные расчленения принципов, которые, как правило, наступают после физической смерти среднего человечества, я остаюсь как в моём Ego во всех видах рождений и жизней в семи мирах и Arupa Lokas до тех пор, пока наконец я снова не появляюсь на этой земле среди пятой расы людей полного пятого большого круга существ. В таком случае я был бы «бессмертен» в продолжение непостижимо длинного периода (для вас), захватывающего много миллиардов лет. И тем не менее есть ли «я» истинно бессмертен, благодаря всему этому? Если только я не сделаю таких же усилий, как сейчас, чтобы обеспечить для себя ещё подобный отпуск у Закона Природы, исчезнет и может стать г-ном S, когда его отпуск окончится. Есть люди, которые становятся такими мощными существами. Есть люди среди нас, которые могут стать бессмертными в течение оставшихся кругов, а затем занять своё предназначенное место среди Высочайших Chohans, Планетных, сознательных Ego-Духов.

Конечно, Монада «никогда не погибает, что бы ни случилось», но Eliphas говорит о личных, не Духовных Egos, и вы впали в ту же ошибку (и очень естественно), как и К.К.M. Потенциальность ко злу так же сильна в человеке, даже сильнее, нежели потенциальность к добру. Исключение из правила Природы — исключение это в случае Адептов и колдунов — становится в свою очередь правилом и также имеет свои исключения.

Упомянутый случай относится лишь к тем колдунам, чьё сотрудничество с природой ко злу предоставляет им средства овладевать ею и таким образом достигать так же panaeonic бессмертия. Но какое ужасное бессмертие и насколько предпочтительнее уничтожение подобным жизням!

(1) Хотя не «вполне разобщённые со своими шестым и седьмым принципами» и совершенно «активные», «потентные» на сеансах, тем не менее до дня, когда они должны были бы умереть естественною смертью, они отделены бездною от высших принципов. Шестой и седьмой остаются пассивными и негативными, тогда как в случае случайной смерти высшие и низшие группы взаимно притягивают друг друга. В случае доброго и невинного Ego, последние (низшие) притягиваются непреодолимо к шестому и седьмому и, таким образом, оно или дремлет, окружённое счастливыми снами, или спит глубоким сном, лишённым сновидений, до наступления часа. Поразмыслив немного и устремив глаз на вечную справедливость и приспособляемость вещей, вы увидите почему. Жертва, добрая или плохая, не ответственна за свою смерть, даже если бы её смерть являлась следствием проступка в прежней жизни либо в предыдущем рождении — было бы действием, короче сказать, закона Возмещения, но не было бы непосредственным результатом действия добровольного, содеянного личным Ego этой жизни, в течение которой он был убит. Если бы он прожил дольше, он мог бы искупить свои прежние грехи ещё более успешно: и даже теперь Ego, заплатившее долг своего создателя (предыдущего Ego), освобождается от ударов возмещающей справедливости. Dhyan Chohans, не являющие Руки в руководстве живущими человеческими Egos, охраняют беспомощную жертву, насильственно выброшенную из её стихии в новую, прежде чем она созрела и приспособлена к ней. Мы говорим вам то, что мы знаем, ибо мы учимся этому через личный опыт. Вы знаете, что я подразумеваю, НО БОЛЬШЕ СКАЗАТЬ Я НЕ МОГУ! Да, жертвы хорошие либо плохие спят, чтоб проснуться в час последнего суда, который является часом великой борьбы между шестым и седьмым, и пятым и четвёртым на пороге состояния нарастания. И даже после того как шестой и седьмой, унося частицу пятого, уйдут в свой Akasic Samadhi, даже тогда может случиться, что духовная добыча из пятого принципа окажется слишком незначительною, чтоб быть возрождённой в Deva-Chan’e, в таком случае оно тут же облечётся в новую оболочку, субъективное существо, созданное Кармою жертвы (или не жертвы), и войдёт в новое земное существование на этой или другой планете. Ни в коем случае, следовательно, — за исключением самоубийц и пустых оболочек — нет возможности для других быть привлечёнными на сеанс. Ясно, что «это учение не противоречит нашей прежней доктрине», и тогда как «оболочек» будет много — Духов очень мало.

(2) «Пороки» не избегнут своей кары, но это причина, а не следствие, которая будет караема, так же и в случае непредвиденного, хотя и вероятного следствия. С таким же основанием можно назвать самоубийцей человека, который встречает смерть в бурю на море, как и убивающего себя чрезмерным умственным трудом. Вода способна утопить человека, а чрезмерная мозговая работа произвести размягчение в мозгу, которое может унести его. В таком случае никто не должен пересекать Kalapani или даже купаться, из боязни утонуть, почувствовав себя внезапно дурно (ибо мы все знаем подобные случаи). Также не должен человек, исполняя свои обязанности, жертвовать собою, даже ради похвальной и высоко благотворной цели, как это делают многие из нас. Побуждение есть всё, и человек наказуется в случае прямой ответственности, никогда в противном случае. В случае жертвы естественный час смерти был предварён несчастной случайностью, тогда как при самоубийстве смерть нанесена добровольно и с полным сознанием последствий. Таким образом, человек, который причиняет себе смерть в припадке временного умопомешательства, не есть самоубийца, к великому огорчению и часто смущению Общ[ества] Страхования жизни. Так же не оставляется он как добыча всем искушениям Kama-Loka, но засыпает, как и другие жертвы.

(3) «Духи честных, средне-хороших людей, умерших естественной смертью, остаются в атмосфере земли от нескольких дней до нескольких лет», период, зависящий от их готовности встретить свои порождения, а не их создателя; очень сокровенная тема, которую вы изучите позднее, когда вы тоже будете больше подготовлены. Но почему бы им «сообщаться»? Разве те, которых вы любите, сообщаются с вами объективно, во время их сна? Ваши духи в часы опасности или сильной симпатии, вибрируя одним и тем же устремлением мысли, которая в подобных случаях создаёт своего рода телеграфный духовный провод между вашими телами, — могут встречаться и взаимно запечатлеть это в памяти; но тогда вы живые, а не мёртвые тела. Но как может бессознательный пятый принцип запечатлеть или сообщаться с живущим организмом, если только он не стал уже оболочкой? Если они, по некоторым причинам, остаются в таком состоянии летаргии в продолжение нескольких лет, дух живущего человека может подняться к ним, как вам уже было сказано, и это может совершаться легче, нежели в Deva-Chan’е, где дух слишком поглощён своим личным блаженством, чтоб обратить много внимания на вторгающийся элемент. Я говорю — они не могут.

(4) Обскурация (планет) наступает, только когда последний человек какого-либо большого Круга перешёл в сферу следствий. Природа слишком хорошо, слишком математически приспособлена, чтоб допустить ошибки во время выполнения своих функций.

Если человек не сильно любит или так же ненавидит, он не будет ни в Deva-Chan’e, ни в Avitchi. «Природа извергает умеренных-равнодушных из своих уст» — означает лишь, что она уничтожает их личные Egos (не оболочки и не 6-й принцип) в Kama-Loka и в Deva-Chan’e. Это нисколько не препятствует им немедленно родиться вновь — и если их жизни не были очень плохи, нет причины, почему бы вечной Монаде не найти страницу этой жизни нетронутой в Книге Жизни.


1 Это видение наступает, когда человек уже объявлен мёртвым. Мозг из всех органов умирает последним.


Поделиться с друзьями:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел