Сибирское Рериховское Общество       контакты       написать нам       (383) 218-06-71


Мысли на каждый день
«Кому много дано, с того больше и спросится».
Рерих Е.И. Письмо от 14.07.1932

"Мочь помочь - счастье"
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Сайты СибРО

Учение Живой Этики

Сибирское Рериховское Общество

Музей Рериха Новосибирск

Музей Рериха Верх-Уймон

Сайт Б.Н.Абрамова

Сайт Н.Д.Спириной

ИЦ Россазия "Восход"

Книжный магазин

Город мастеров

Наследие Алтая
Подписаться


Музей

Трансляции
Книги


Подвиг земной и надземный. Материалы конференции о Б.Н. Абрамове
М.П. Чистякова. ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЭКСПОЗИЦИИ



М. ЧИСТЯКОВА, г. Щёкино, Тульская обл.

Здравствуйте, дорогие друзья — новосибирцы и гости конференции! Привет вам с далёкой Тульской земли, которая богата знаменитыми людьми. Здесь жили великие писатели земли русской — Л.Н. Толстой, В.А. Жуковский, В.В. Вересаев. Здесь же, в небольшом городе Венёве, жил и работал Борис Николаевич Абрамов.

Я хочу рассказать об истории создания в краеведческом музее города Венёва экспозиции, посвящённой Б.Н. Абрамову. В 1996 году я посещала клуб «Рерих и культура» в городе Туле, читала Учение Живой Этики и издававшиеся «Грани Агни Йоги». О том, что в Венёве жил и работал Борис Николаевич Абрамов, автор этих Записей, я узнала от учителя физкультуры яснополянской школы Анатолия Лаптева. Когда-то он приезжал в Новосибирск к Наталии Дмитриевне Спириной, очень тепло о ней отзывался. Он рассказал о том, что Борис Николаевич Абрамов похоронен в Венёве и что он сам участвовал в установлении памятника на его могиле.

Движимая чувством признательности и благодарности к Борису Николаевичу, я поехала в Венёв, чтобы поклониться его праху. Нашла местное кладбище. Положила цветы, постояла у его могилы, потом прошлась по городу. Венёв, основанный более 600 лет назад, — город с богатым историческим прошлым. Здесь много церквей, старинных зданий, есть краеведческий музей. У меня зародилась мысль создать в музее экспозицию, посвящённую Б.Н. Абрамову, хотя я понимала, что это будет трудно.

В следующий свой приезд в Венёв я пошла в краеведческий музей, познакомилась с его директором Светланой Павловной Сункой, показала ей очередной том «Граней Агни Йоги» и спросила о Б.Н. Абрамове. Она, конечно, ничего не знала ни о нём, ни о его творчестве. Мои приезды в Венёв продолжились, так же как и рассказы о семье Рерихов и об Абрамове — и в венёвском краеведческом музее, и в отделе культуры местной администрации. Я привозила материалы, книги по этой теме и постепенно убедила всех, что экспозиция, посвящённая жизни и творчеству Бориса Николаевича Абрамова, должна быть в музее.

Я также постоянно вела поиск людей, знавших Бориса Николаевича. Мне посоветовали обратиться к Татьяне Георгиевне Лаврентьевой — соседке Абрамовых. Абрамовы жили недалеко от Лаврентьевых и вели довольно уединённый образ жизни. Когда они переселились в этот дом, то в первую очередь изолировали стену, примыкавшую к соседям. Татьяна Георгиевна в то время занималась коммунальным хозяйством, и Абрамовы обратились к ней по поводу дров. Она оказала им помощь, и в дальнейшем часто помогала им в разных бытовых делах. В знак благодарности они дарили ей сувениры, разные предметы. Татьяна Георгиевна показала китайскую вазочку, медальон с фотографией Нины Ивановны, икону Сергия Радонежского (вырезку из газеты) в рамочке, сделанной Борисом Николаевичем.

О Борисе Николаевиче Татьяна Георгиевна говорила как об интеллигентном человеке с мягкими манерами, с красивыми голубыми глазами и пронизывающим взглядом. Он был со всеми приветлив и вежлив, всегда стремился помочь окружающим по любому вопросу. К нему приезжали солидные люди из Москвы и Сибири. Борис Николаевич любил ездить на природу. Бывал на святом источнике «12 ключей», который находится недалеко от Венёва, у деревни Свиридово. Там протекает река Венёвка и есть очень много древних курганов. Об источнике существует легенда: 12 братьев из деревни Свиридово возвращались с Куликова поля, здесь попали в засаду и все погибли. Спустя какое-то время из-под этого холма забило 12 ключей. Борис Николаевич посещал также окрестности бывшего Венев-монастыря. Очень любил удить рыбу, на рыбалку ездил на мопеде, с неизменным котелком.

Жена Абрамова, Нина Ивановна, очень болела, практически не ходила, и все заботы по хозяйству ложились на плечи мужа. Татьяна Георгиевна вспоминала, как Нина Ивановна учила её выращивать сельдерей и петрушку, давала рецепты приготовления блюд из овощей. Мясо Абрамовы не ели, на их столе были молочные продукты, овощи, фрукты, пили зелёный чай.

Лаврентьева рассказывала, что обстановка в квартире была очень бедная. В кухне висел портрет Пушкина, стояла железная кровать с соломенным матрасом, где спал Борис Николаевич, а над ней — полка с книгами. В комнате на столе стояли две статуэтки Будды, одна из них была с колокольчиком. На стене висела икона Сергия Радонежского, акварель «Розы» и фотография статуэтки Белой Тары. Стояла ширма и кресло-качалка.

Татьяна Георгиевна рассказала, что Абрамовы в Венёве дружили с семьями Бургасовых и Паннусов. Она показала мне акварель «Розы», доставшуюся ей от Нины Ивановны Абрамовой и висевшую у неё на стене. Сказала, что та ею очень дорожила. У меня ещё тогда возникла мысль: может быть, она принадлежит кисти Б.Н. Абрамова? Но пока подтверждения этому нет. Показала она и альбомы с репродукциями картин Рериха, подаренными когда-то Борису Николаевичу. Татьяна Георгиевна подарила мне фотографию с Белой Тарой, которая всегда висела на стене у Бориса Николаевича, и неполный набор открыток с репродукциями картин Н.К. Рериха, принадлежавший Н.И. Абрамовой (оба эти подарка я передала в Музей Н.К. Рериха в Новосибирске).

Я обратилась в Новосибирск к Б.А. Данилову с просьбой прислать для венёвского музея Записи Б.Н. Абрамова — «Грани Агни Йоги». Когда он узнал, что экспозиция уже готовится и согласие достигнуто, сразу выслал для музея десять томов. Позднее он присылал вновь изданные «Грани» и ксерокопии фотографий Б.Н. Абрамова харбинского периода. Всё это находится в музее Венёва.

Постепенно материалы для экспозиции накапливались. В марте 1997 года она была уже развёрнута, а торжественное открытие состоялось 1 августа 1997 года, накануне 100-летия Бориса Николаевича Абрамова. Подготовкой к юбилею в Венёве занимались зам. главы муниципалитета Людмила Михайловна Уздовская, Тульское Рериховское Общество, клуб «Рерих и культура». Сейчас Людмилы Михайловны уже нет с нами, но мы с благодарностью вспоминаем о ней, ведь во многом благодаря её усилиям юбилейные мероприятия были организованы и проведены достойно. Торжественная конференция проходила в школе искусств при большом стечении народа. Так венёвцы открыли для себя знаменитого земляка.

На конференции выступили директор музея С.П. Сунка, председатель Тульского Рериховского Общества Н.Ф. Аверин, я рассказывала о создании экспозиции. С тех пор венёвские конференции, приуроченные к дню рождения Абрамова, проходят ежегодно.

Мои поиски новых сведений о жизни Бориса Николаевича продолжались. В Москве я связалась с Евгением Николаевым. Вместе с москвичами Ольгой Тананаевой и Олегом Матвеевым он, по просьбе своего учителя художника Б.А. Смирнова-Русецкого, ухаживал за Н.И. Абрамовой после ухода Бориса Николаевича, привозил ей в Венёв продукты из Москвы. Нина Ивановна, несмотря на болезнь, пережила своего мужа на 20 лет.

Ольга Ивановна Тананаева при встрече рассказала, что лично она не знала Абрамова.

Однажды (это уже по рассказам Смирнова-Русецкого) Борис Николаевич показал ему пачку писем от Елены Ивановны Рерих. Он бывал в Венёве у Абрамова в разное время года, но, видимо, зимний Венёв ему пришёлся больше по душе. Он посвятил ему одну из своих картин под названием «Венёв в снежной мгле».

Смирнов-Русецкий рассказывал, что Абрамовы были очень преданы Живой Этике и что Н.К. Рерих высоко оценил Бориса Николаевича при встрече в Харбине и считал Абрамова лучшим из харбинцев. «Абрамов был очень одарён, многое соединилось в одном человеке: писал стихи и рассказы, рисовал», — говорил Смирнов-Русецкий. А недавно мы узнали, что Борис Николаевич ещё и сочинял прекрасную музыку.

О.И. Тананаева подарила венёвскому музею вещи Абрамовых: китайскую пепельницу, микроскоп, предметы рукоделия — вышивку и вязание, фотографии Нины Ивановны Абрамовой в разные периоды жизни, книгу «Беспредельность», которую прислала Б.Н. Абрамову Е.И. Рерих.

Одну из книг «Беспредельности» Тананаева подарила мне на память. В настоящее время она передана на временную экспозицию в новосибирский Музей Н.К. Рериха.

Перед поездкой в Новосибирск я звонила Ольге Ивановне, и она просила передать привет и добрые пожелания всем участникам и гостям конференции.

Я побывала также в Нижнем Новгороде, на родине Бориса Николаевича, где искала Воскресенскую церковь, в которой он был крещён. Местные жители подсказали, где её найти. Около церкви стояли покосившиеся одно- и двухэтажные деревянные дома старой постройки, и у меня дрогнуло сердце: может быть, здесь, в одном из этих домов, жил Б.Н. Абрамов и его семья? Воскресенская церковь в советское время была перестроена под пекарню, но сейчас она отдана епархии, реставрируется, и здесь уже проходят службы. Нам ещё предстоит узнать, где именно жили Абрамовы в Нижнем Новгороде.

В этом году исполняется 10 лет экспозиции, посвящённой Б.Н. Абрамову, в краеведческом музее Венёва. Она постоянно пополняется. С каждым годом в Венёв из разных городов приезжает всё больше людей, которым близко творчество Бориса Николаевича. В день 110-летия Абрамова состоится торжественное открытие мемориальной доски на месте дома, где последние годы жили Абрамовы, и пройдёт юбилейная конференция.

Во втором томе «Граней Агни Йоги» (128) говорится о значении того дела, которому Борис Николаевич посвятил всю свою жизнь: «Записи эти имеют особую ценность, ибо найдена узкая тропа, ведущая в жизнь. Для тех, кто идёт после, послужат они источником Света, указующим путь».


Поделиться с друзьями:
ВКонтакт Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел